Бизнес-класс



Бизнес-класс / Лёд предательски увеличил тормозной путь и «десятка» отца Димитрия аккуратно вписалась в «зад» новенького БМВ икс-5, стоящего у светофора.

– Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного… и того идиота, иначе я ему сейчас башку проломлю, – послышалось из открывающейся двери внедорожника.

«Хорошо, хоть я в подряснике. Может, священника не станет бить?» – пронеслось в голове отца Димитрия, когда он выходил навстречу воинственно настроенному бритоголовому.

– О-о! Батюшка! Кажется, отец… Димитрий? А я думаю, кто это с утра пораньше решил расстаться с парой сотен баксов?

Крестя склонённую под благословение лысую голову, отец Димитрий облегченно вздохнул, еще до конца не веря, что его пронесло.

– Простите меня грешного… Руслан? – с трудом вспомнил он имя человека, с которым был едва знаком. – Всё собираюсь заменить шины, но денег катастрофически не хватает.

– Скупой платит дважды, – практично заключил Руслан, осматривая треснувшую пластмассу заднего сигнальника и проверяя рукой бампер на предмет вмятин и царапин.

– Да знаю, знаю… Ну, что? Гаишников вызываем? У меня, честно говоря, с собой только тысяча. Так что иного пути я просто не вижу.

– Какие проблемы? Оставьте свой рубль себе. Неужто решили, что со своих возьму? К тому же слышал, что вас перевели в деревню. Наверное, и без того все финансы уходят в фаянсы?

– Ваша правда. Последнее время мы с матушкой только самое необходимое можем себе позволить. Вот, собирался съездить в Москву на зимнюю миссионерскую конференцию. Вроде и брат зовёт, обещает разместить бесплатно, но ведь до него еще добраться надо.

– А какого числа конференция?

– Двадцать шестого.

– Я двадцать третьего в Москву. И по любому собираюсь брать всё купе. Хотите, поедем вместе? Надеюсь, брат не выгонит, если прибудете на два дня раньше? Вы мне только номер телефона и паспортные данные оставьте. Я сообщу время отправления.

Вот так, ни сном ни духом, а может, наоборот – именно направляемый Духом Святым, отец Димитрий через неделю оказался в СВ-вагоне вместе с бизнесменом Русланом.

Вы смотрели фильм про Штирлица? Помните, в каком шикарном купе он добирался до Швейцарии на пару с немецким генералом? Примерно в таком же оказался отец Димитрий. Белоснежные шелковые занавески, переплетаясь с зелёно-салатными, образовывали из себя замысловатый узор, закрывающий пассажиров СВ от прочей российской действительности. Постели застилались не грубыми стандартно белыми двумя простынями, а настоящими пододеяльниками, расцвеченными в приятный разноцветный ромбик, напоминающий о домашнем уюте. На каждом пассажирском месте, выглядевшем как узкий велюровый диванчик, лежало по пушистому махровому полотенцу и по глянцевому журналу. Небольшой купейный столик покрывала белая скатёрка с вышивкой зелёного орнамента. На столе стояли две фарфоровые чашки с фирменным рисунком и ложечками, пакетики кофе, чая, а также упаковки печенья, орешков и сухофруктов. Над всем этим возвышалась небольшая ваза с искусственными цветами, которые издалека невозможно было отличить от живых. В воздухе витал едва ли не запах роз. Одно слово – бизнес-класс.

– Честно говоря, я не рассчитывал на подобное великолепие, – оценил окружающую обстановку отец Димитрий, запихнув под спальную полку свою старенькую спортивную сумку и глядясь в зеркало. – Думал, что поедем в обычном купе, только без соседей.

– А смысл? – Руслан небрежно кинул на столик рядом с чашками планшет и iPhone. Порывшись в кожаном портфеле, достал какой-то блокнот, пластиковую папку с бумагами и олимпийский спортивный костюм. Ещё раз изучающе просмотрев отделы портфеля, словно Али-Баба, впервые увидевший пещеру сорока разбойников, он залихватски закинул кейс под сиденье своего дивана, будто тот не стоил сотни долларов. – Мы вообще могли лететь самолётом. Но мне сейчас требуется время и тишина на анализ ситуации. Ничего, если в дороге не буду многословным?

Собственно, отец Димитрий тоже надеялся, что ему за время поездки ещё удастся написать доклад, который он дома обдумал только в общих чертах. Планы Руслана углубиться в свои расчёты батюшку вполне устраивали. А то если попутчик начнёт донимать вопросами «за религию и Бога», тогда уже не сосредоточишься. Он не матушка Татьяна. Только та может одновременно и Васятку накормить, и Алёнку причесать, и Мурку отстранить ногой, чтобы та не пыталась запрыгнуть на стол к приглянувшейся ей малышовой каше.

– Надо понимать: печенье и чай лучше не трогать? – осведомился отец Димитрий, указывая на сервировку стола. – Уже приходилось сталкиваться с подобным явлением, правда, в плацкарте. Разместились мы тогда с матушкой. Смотрим – на столах еда в пакетиках: рулетики, что-то ещё. Ну, мы молодые, голодные. Смели в два счёта, думая, что за всё заплачено. А потом пришли из вагона-ресторана с замечательной фразой: «Можно забрать ресторанную продукцию?» Пришлось раскошелиться по полной.

– Нет. Сегодня действительно всё включено, даже трёхразовое питание. Я слышал, что в нынешних ваших финансовых бедах виноват отец Илларион. Это правда?

Отцу Димитрию не понравилось, что Руслан без обиняков лезет в его проблемы. Во-первых, они не настолько близко знакомы, чтобы вот так запросто выложить ему всё накипевшее. Во-вторых, если когда-то и видел отец Димитрий Руслана, то именно в компании с отцом Илларионом. Они вместе с ним вечно что-то обсуждали: то пристройку к воскресной школе, то проверяли качество крыш в храме. Такому только заикнись о своём недовольстве, сразу отец Илларион окажется в курсе сегодняшних его настроений. А в-третьих… да просто не хотелось иерейские междоусобицы муслявить с мирянином в праздных разговорах. Поэтому он ответил обтекаемо:

– Слава Богу за всё.

– Слава Богу за «слава Богу». Потому что своё личное знакомство с отцом Илларионом я описал бы в иных категориях. Характерец у него ещё тот… Я это уже в семинарии понял, когда мы вместе с ним делили одну комнату. Впрочем, вы правы – слава Богу за всё.

– Вы учились в семинарии?! – недоверчиво воскликнул отец Димитрий, с удивлением оглядывая накачанную фигуру Руслана в спортивном олимпийском костюме, его почти налысо выстриженную голову и вспоминая, как всего несколько дней назад этот тип его едва не поколотил. – Но на вид вам не более сорока, а отцу Иллариону в этом году пятьдесят восемь исполнилось.

– Разве вы не знали, что он учился, будучи уже несколько лет иеромонахом и настоятелем храма? Просто Владыка решил возвести его в архимандриты, но поставил условием наличие богословского образования. Я же поступил в семинарию сразу после армии. Да и комнату мы делили всего несколько дней, пока отцу Иллариону, приехавшему на сессию, не выделили отдельную келью. Тогда-то я во как объелся его пристрастием к удушающему внешнему благолепию. Жалко только, что во всей этой красоте совершенно не предусмотрено место для живых людей. Мои книги и тетради при его появлении испарились со стола, а подоконник превратился в дополнительный иконостас. Кружкам, ложкам он, не спросясь, назначил место только в тумбочках. Садиться на кровати днём запрещал, мол, для этого стулья есть. О дневном сне пришлось забыть. От такого «порядка» я убегал то в библиотеку, то к соседям. Пробовал даже жаловаться. Но ответственный по курсу священник сказал, что дополнительных мест нет, а потому нам такое соседство принесёт только пользу в виде смирения…

В дверь купе постучались. Проводница в белых перчатках и зелёной форменной одежде, похожая скорее на стюардессу, проверила билеты, сказав, что при желании у неё можно купить сканворды и журналы, а завтрак принесут через час.

День занимался морозный и солнечный. Отодвигая в сторону замысловато закрученную занавеску, приятно было наблюдать из тёплого купе, как искрится солнце в разлетающихся от движения поезда золотистых снежинках и как на остановках, мимо которых на скорости мчался фирменный поезд, люди подобно пингвинам переминались с ноги на ногу, ещё более на них похожие из-за неповоротливости от множества одежды.

Вскоре запахло чем-то вкусненьким. Раньше обещанного срока принесли пшённую кашу, щедро сдобренную сливочным маслом. Кусочки сыра на бутербродах крупными дырками заявляли о своей дороговизне, а веточки свежей петрушки с тонкими ломтиками лимона поверх красной рыбы свидетельствовали о том, что вагон, расположенный в центре поезда, не зря носил громкое название «ресторан». Пластины нарезанной ветчины искусным узором покрывали две небольшие тарелки. В стеклянных пиалах подали какой-то мясной салат.

На два голоса пропев молитву, мужчины приступили к трапезе.

– А мне матушка в дорогу накрутила картошку в мундире. Всё боялась, чтобы голодным не остался.

– Не беспокойтесь, батюшка. День долгий. Может, ещё и картошка пригодится.

– Знаете, Руслан, у меня в семинарии не было такого человека, который бы меня «смирял». Может, потому и отца Иллариона я не стерпел. Прямо в лицо ему высказал всё, что о нём думал, да ещё цитатами из Священного Писания свою речь приправил. Неопытный, конечно, был, глупый. Но слово что бумеранг – к тебе же потом и возвращается.

– Так что там у вас произошло с отцом Илларионом?

– Короче. Когда пять лет назад я в его храме проходил священнический сорокоуст, то возмутился, что в церкви на подоконниках орхидеи в горшках расставлены, а прихожанам даже по углам не разрешают пристроить свои сумки. Ну и, сами знаете, если пост – лампадки синие, если Пасха – красные. А народу всё меньше и меньше. Разбрелись потихоньку по другим приходам. Пробовал я церковную молодежь оживить и предложил им миссионерский сплав. Надо описывать реакцию настоятеля, когда они со снаряжением подошли к храму?

– Понятная картина… и что?

– Когда через год меня перевели в другой храм, я воспринял это известие без сожаления. Ну, а недавно Владыка отлучился, оставив на какое-то время управление епархии на отца Иллариона. Почти сразу после этого из епархиального управления поступило распоряжение о моем назначении на сельский приход.

– Круто. Это он может. Вообще, сколько приходилось наблюдать, в духовной жизни, как и в бизнесе, законы причины-следствия действуют очень четко. Если принимаешь неправильное решение – ты банкрот, и всё, что этому сопутствует. Поэтому, учитывая, что эмоции живут до двух недель, все судьбоносные решения лично я стараюсь принимать не ранее четырнадцатого дня. Пока эмоции бурлят – мозги молчат. Я даже жену к этому приучил. Увидит в каталоге итальянскую мебель, загорится, как ребенок: «Давай купим?!» «Хорошо, Марина. Подойди с этим через четырнадцать дней». И если подходит – покупаем. Но бывает, что к тому сроку ее более беспокоит отсутствие подгузников в «Доме малютки» или внезапно овдовевшая матушка с пятью детишками на руках, оставшаяся без поддержки.

От мерного перестука колес клонило ко сну. Но Руслан как ни в чем не бывало пересматривал бумаги, периодически о чем-то справляясь в планшете. Двигая пальцем по экрану, он перемещал какие-то схемы и графики. То и дело звонил iPhone. Руслан отвечал завуалированно:

– …надо учитывать, что процент москвичей, окучивающих наши грядки, со временем будет увеличиваться. Поэтому нужно всё успеть оформить до января.

По его отрывистым фразам священник догадался, что тот готовился к очередному бизнес-броску.

Превозмогая навалившуюся дремоту, отец Димитрий достал блокнот и задумался, каким образом ему построить доклад. Как перечень забавных и грустных случаев или как назидательное повествование? А может, начать с выводов и потом поделиться допущенными ошибками? В любом случае, стоит рассказать о бабушке, подарившей ведерко земляники, когда они уже отплывали… и о той башкирской деревне, где дети не хотели подойти поближе, боясь, как бы русский мулла их случайно не окрестил…

В тетради он записал: «»Шедше научите все народы»… к этим «народам» относится и бабушка, живущая в отдаленном селе. Даже если к нему нет нормальных дорог, но поблизости протекает река, то для миссионера, в отличие от телефона, этот населенный пункт находится «в зоне доступа»»…

Из соседнего купе как-то глухо, но потом все более отчетливо стал доноситься шум. Сначала это были заздравные тосты, потом громкое пение, теперь разговор проходил на повышенных тонах.

– «Бог не дал ему мудрости и не уделил ему смысла», – отрываясь от экрана, ворчливо процитировал Руслан слова из библейской книги Иова, кивая в сторону соседнего купе. – Вот увидите, отец Димитрий, эти двое до Москвы не доедут.

Священник при таком шуме не мог сосредоточиться на докладе, а потому беседа продолжилась.

– И как Вы , бывший семинарист, оказались в бизнесе?

Руслан, улыбаясь, блаженно потянулся. Похоже, посетившие его воспоминания приятно прошлись по каким-то невидимым струнам сердца.

– Любовь… – мечтательно вздохнул он, – всё из-за моей драгоценной жены Марины – самой прекрасной женщины на земле! Когда я доучивался в семинарии, с сокурсниками мы любили представлять, где бы нам миссионерствовать. В Китае? В Малайзии? В Африке? Я даже на всякий случай занялся более углубленным изучением английского языка. Девушки меня не интересовали, да и я не желал обременять себя семьей, мешающей в осуществлении моих грандиозных планов, впрочем, достаточно нечетких. Поэтому когда на каникулах пономарил у Владыки, поделился с ним, что после окончании семинарии скорее всего приму монашеский постриг. А тут она… стоит в храме, такая молоденькая, вся светится, словно свечка, маленькая девочка вокруг нее крутится. Сперва думал – пришла в храм вместе с младшей сестренкой. А оказалось – такая юная, красивая и уже вдова. Одна дочку воспитывает. Впрочем, я не сразу смог ее красавицей назвать. Так, приятная церковная девушка: юбка до пят, коса… Но ее доброта и неунывающий характер удивили меня, а потом… даже не знаю, как произошло. Душа внутри меня перевернулась, небо засияло всеми красками радуги, а мысли мои помутились. Все оказалось бессмысленным – и семинария и китайцы, если без нее. Понимал уже: женись я не на девушке, а на вдове – путь в священство мне заказан.

Хотел сразу броситься в ноги к Владыке: «Простите, отпустите!», но Марина – мудрая женщина, посоветовала сначала закончить учебу, чтобы иметь не только среднетехническое, но и хоть какое-то высшее образование. Недаром в Священном Писании говорится: «Мудрая устроит свой дом, а глупая разрушит своими руками».

«Домой шел как в тумане, в тайной надежде, что по пути меня сшибет какая-нибудь машина»

И вот я, выпускник семинарии с дипломом на руках, иду к Владыке за благословением на брак…

– Благословил?

– Еще чего! Даже толком не выслушал. «Ищи, – сказал, – девушку». И всё тут. Домой шел как в тумане, в тайной надежде, что по пути меня сшибет какая-нибудь машина. Я и до того, как принял решение жениться, всё себя корил: мол, что ты за мужик, если не в состоянии обуздать свои похоти. Думал даже, что диавол браком специально преграждает путь к благовестию. А тут совсем крышу снесло. Как жениться на другой, будь она хоть трижды девушка, если никто кроме Марины мне не нужен? Тем более, принять монашество в тот момент казалось чуть ли не преступлением против себя.

Знаете, отец Димитрий, иногда жертва просто неизбежна. Жертвовать хорошим ради лучшего – нормальный поступок. Но без четкой системы жизненных приоритетов, потеряв на время бдительность, однажды мы можем сгоряча пожертвовать чем-то очень важным для своей жизни… Вот тогда под прессом обстоятельств я и открыл замечательное свойство выдержки в две недели. А потом просто взял ученическую тетрадку и написал, что я теряю и приобретаю в том и другом случаях. И моим недоумениям нашлось очень простое решение. Чем я согрешу, женившись на любимой женщине? Предам ли Бога? Лишусь ли Царства Небесного? Обеты я никакие не давал. Церковь потратилась на мое обучение? Так ведь я не отказывался работать в воскресной школе или нести иные церковные послушания – кроме священства, конечно. Владыка? Да у него кроме меня еще 20 претендентов как манны небесной ждут рукоположения. Китайцы? Став иереем, я вряд ли поехал бы куда-либо. Скорее всего, просто сел бы на одном из приходов, оброс детьми, а внукам рассказывал, что собирался в молодости в Китай.

С другой стороны, как представил, что при встрече с Мариной придется сдержанно здороваться, с болью отводить глаза, слышать ее раскатистый смех и не сметь к нему присоединиться… А однажды увидеть Марину, радостную, рядом с другим мужчиной, умирать от ревности, но при этом желать ей счастья с ним. И хорошо, если ее жизнь действительно сложилась бы по такому сценарию. А если нет? Если порушенная судьба любимой женщины навсегда осталась бы незаживающей раной и вечным мне укором? Конечно, и от этого можно было бы уехать в тот же Китай. Гораздо проще глушить сердечную боль, уйдя в служение. О таких поступках пишут книги, снимают фильмы. Это красиво, благородно… Но настолько ли я серьезно был озадачен этой проблемой, чтобы ради нее убивать любовь к реальному человеку? Хорошо во всем искать именно свое призвание. Если что-то у тебя получается, к этому лежит душа, значит, там с тобой Бог. А не там, где ты, не спросясь Божьей воли, самочинно пытаешься подвизаться, только потому, что многие это считают спасительным или престижным.

В общем, написал я Владыке рапорт на двух листах, изложив все «за» и «против» моей женитьбы, и отдал его в секретариат епархии. Через три дня меня вызвали «на ковер». Захожу в кабинет. Сидит Владыка. И так молча из-под очков смотрит, что душа моя не то что в пятки – ушла в подполье и прикрылась крышкой. Но я вида не подал, глаз не отвел. Глядим мы так минуту друг на друга, потом он взял мои бумаги за край, потряс и говорит:

– Жалко… Что, так-таки жить без нее не можешь?

– Не могу, Владыка!

– А через год на коленках приползешь: «Не могу жить с ней. Разведите!»

– Не приползу, Владыка!

– Все так говорят перед свадьбой, но потом случается всякое…

Помолчали…Я о своем, он – о своем.

– Даю тебе сроку месяц. Если одумаешься – приходи.

Ну, я уже на следующий день Маринку в охапку и в ЗАГС подавать заявление. Аккурат к назначенному сроку обвенчались и расписались.

– Не жалеете, что не рукоположились? – поинтересовался отец Димитрий, уже давно блаженно вытянувшийся на своем диванчике.

«В этом великая мудрость – знать свое время и место»

– Не одни священники спасаются, не все бизнесмены погибают, – переделал Руслан известную фразу. – У нас в Церкви принято: если юноша, интересующийся духовными вопросами, не попадает под канонические ограничения, он сразу начинает задумываться о священстве. Но приблизиться к Богу можно разными путями. Люди вообще живут какими-то поверхностными представлениями: «Давайте все в боулинг!» «Ой! В боулинг!!!» Куда? Зачем? Ты остановись. Раскинь немного мозгами. Ну и что, если все? А ты здесь причем? И вот так мы коверкаем свою жизнь. Не общественные, а твои личные инвестиционные шаги созидают будущее. А если ты как все… так никогда не выполнишь своего личного предназначения. Главное – понять, кто ты и к чему призван. И, разумеется, следовать этому пониманию. В этом великая мудрость – знать свое время и место. А без мудрости вообще нет шансов ни в бизнесе, ни в духовной, ни в обычной жизни. Есть куча людей, которые хотят стать богатыми, но не собираются вкладываться в мудрость.

– Ну, Руслан, сейчас все образованные. Газеты, ТВ, Интернет… Такой переизбыток информации, что глупым трудно остаться. Младенцы разбираются в компьютерах даже лучше стариков с высшим образованием. Моя дочка-дошкольница знает в смартфоне такие функции, о которых я даже не подозреваю.

– Зато ей не хватает мудрости лишний раз не брать телефон в руки.

– Да, святые отцы тоже говорили, что главная добродетель – это рассудительность, а мудрость ей сродни. Наверное, вы правы, что и в бизнесе она основа основ.

– Даже если мне сейчас кто-то скажет: «Выбирай: весь твой капитал или… как вы там назвали? Рассудительность?» – возьмем такой жесткий случай. Я бы, честное слово, выбрал второе. Человек с нормальным умом и чистым сердцем все равно найдет свое место под солнцем, а безумный – в любом случае всё просадит. «Начало премудрости – страх Господень». Обладающий такого рода мудростью видит то, что другой обычно не замечает. С тобой партнер только здоровается, а ты уже понимаешь, что он тебя собирается «развести». Он думает, что на «лоха» попал, то есть на «лишенного общества Христа». Но мы со Христом, и в этом наша сила. А если ты увяз в порнухе, смакуешь пошлые анекдоты – ты не любишь мудрость. Здесь просто или-или. «Не течет из одного источника соленая и пресная вода». Либо ты выбираешь быть мудрым, успешным и счастливым, либо копаешься в грязи, постепенно и незаметно в ней увязаешь, теряя контроль над своей судьбой, бизнесом и удачей. Я сотни раз видел это в жизни. Ниоткуда появляется мэн. Недвижимость, деньги, тачки. Жена как кукла. Всё круто. Заявляет: «Я могу вечером с женой, а днем с девчонками в баню». Предупреждаешь его: «Мужик, так не бывает. Если начнешь себе делать подобные поблажки, то встрянешь. Грех, он не только для неимущих опасен, а для всех». Куда там… Смотришь, прошел год, другой – и, как в Псалмах написано: «Не бойся, когда увидишь разбогатевшего… и нет его». Знаете, отец Димитрий, мне семинарское обучение очень сильно в жизни пригодилось. Конечно, там не давали основ менеджмента и прочее. Но зато оно расставило правильные жизненные приоритеты. И даже до сих пор помогает держаться на плаву, не потерять всех Божьих благословений и дело моей жизни из-за какой-то глупой мелочи.

Между тем шум в соседнем купе усилился. Нецензурная брань зашкаливала. Уже и проводница к ним стучалась, обещая вызвать полицию. Но ее увещания не возымели никакого действия.

– Наверное, стоит вмешаться. Они сейчас поубивают друг друга, – сперва беспокойно заерзал, а потом взялся за дверную ручку своего купе отец Димитрий.

Руслан не сразу поспешил за ним. Сначала он оценивающе задумался, словно на весах взвешивал все «за» и «против» такого поступка. Отец Димитрий даже в какое-то мгновение заподозрил спутника в трусости и решил идти один, чего бы ему это ни стоило. Но тут бизнесмен наконец-то нехотя поднялся, произнеся:

– Вряд ли мы сможем что-то изменить… Ну да ладно. Пойдемте. Во всякой попытке есть потенциал успеха.

На стук кулаком с шумом отъехала в сторону дверь соседнего купе, открывая перед нашими знакомыми вид ломящегося изобилием столика и двух сильно поддатых мужчин с ненавистью на раскрасневшихся лицах.

– Вам, мужики, чего? Не видите, у нас свои разборки? – дыхнул перегаром тот, кто открыл дверь.

Второй раз за несколько дней священник почувствовал, что рискует нарваться на кулак.

– Боюсь, что ваши разборки уже перешагнули рамки купе. И если не угомониться, то они рискуют продолжиться в обезьяннике в какой-нибудь глуши. Вам это надо? – начал Руслан.

– Как я могу угомониться, если этот, – мужчина мотнул головой вглубь купе, – собирается прибрать мой бизнес?

– Какой еще твой? – донеслось от окна. – У меня 70% инвестиций. Могу выводить их когда только пожелаю. Ты вообще у меня только на правах управляющего.

– Если бы я не пахал день и ночь, ты бы давно обанкротился. Да я на тебя в суд подам! Там разберутся, у кого сколько инвестиций.

– Тихо, тихо, мужики, – вмешался Руслан. – Давайте успокоимся, попьем чайку… Пригласите нас с батюшкой?

Мужчина недоверчиво осмотрел с ног до головы сначала отца Димитрия, потом Руслана и нехотя отстранился от прохода, пропуская соседей.

– Что там чай? За знакомство коньяк полагается пить. У нас есть французский, – берясь за бутылку, гостеприимно предложил мужчина, которому навязывали роль управляющего.

– Ой, нет, мужики, простите. Язва пить не позволяет. Разве только батюшка? – Руслан и остальные посмотрели вопросительно на отца Димитрия.

– Спасибо, я тоже не буду.

– На халяву не пьют язвенники и трезвенники. Впрочем, как хотите… А вы что, вправду священник? – обратился к отцу Димитрию «управляющий», ставя обратно на стол бутылку коньяка. – Тогда объясните, батюшка, как такое возможно. Вот было два друга. Настоящих, прям с самого детства. И решили они вместе заняться коммерцией. Только один дал деньги и свалил на несколько лет в теплые страны, а другой тащил фирму на себе все эти годы, давал откаты, отмазывал и т.д. А когда полностью набрал обороты, заключил серьезные контракты с поставщиками, накануне крупной сделки является, с позволения сказать… «друг» и требует 70% всего сегодняшнего бизнеса, а не те несчастные триста тысяч, пусть даже с процентами, которые вложил на заре своей юности. И как мне поступить? Я ведь правильно понимаю – Бог в этой ситуации на моей стороне?

– В деловой сфере я ничего не смыслю, и что бы сейчас ни сказал, это будет мнение дилетанта, – начал священник, – но есть стандартные решения, которые помогают разобраться в любой ситуации. Помолитесь о своей проблеме. Что Бог скажет? Может, в своей совести и услышите Его ответ.

– У некоторых «супчиков» такой орган как совесть начисто отсутствует, – барабаня пальцами по столу, отвернувшись от всех, мрачно резюмировал «управляющий».

Его товарищ на подобную реплику пьяно прыснул, но промолчал.

– Не торопитесь выносить приговор, – продолжил отец Димитрий. – Нам не всегда дано досконально разобраться, что подвигло человека на те или иные поступки. У нас в семинарии был случай. Произошел он пару лет до того, как мне туда поступить. Одного семинариста, что называется, «понесло». Он вдруг стал ко всем придираться, делать всякие пакости. То таз с водой под дверь поставит, то зло высмеет при девушках. Его сокурсники тоже решили, что у него с совестью проблемы. Однако потом духовник потребовал от провинившегося прилюдного покаяния. Оказывается, с совестью у него всё было в порядке, просто он ошибочно интерпретировал наставления святых отцов, не сам смирялся, а решил других «смирять». Он настолько увлекся, что больше не мог себя контролировать. Но через исповедь, молитву, чтение Священного Писания Господь ему помог духовно окрепнуть.

Священник посмотрел на соседей по купе. Они глядели на него уважительно, но в их лицах отсутствовала осмысленность, будто им рассказали не азы духовной жизни, а прочли лекцию по догматическому богословию. Отец Димитрий начал догадываться, что при всем старании всё же говорил с ними не на их языке. Какой бы еще привести пример, чтобы они наконец-то его поняли?

– Так, батюшка, позвольте мне, – вдруг включился Руслан, до сих пор отмалчивавшийся в уголке. – Тут прозвучал вопрос: «На чьей Бог стороне?» Скажите, мужики, вам когда-нибудь по жизни приходилось «кидать» генерального инвестора? Нет. Не вслух. Только вспомните, – поспешил он добавить, видя, как меняется в лице «управляющий». – А теперь подумайте, если вас другой партнер надует, обратитесь опять за помощью к прежнему инвестору, которого когда-то подвели?

– Если только с катушек слечу, – отозвался «управляющий».

– Все правильно. Инвестиции даются на определенных условиях. Не выполнишь их – всё, свободен. Вернее, начались твои проблемы. То же и с Богом. Мы к Нему обращаемся, когда уже припечет. Но ведь Бог – тот же инвестор. Сколько Он вкладывает в нас! Смышленость, образование, удача в делах, руки-ноги и все остальное – на своих местах. А какова отдача от нас?

– Я когда захожу в храм, свечку ставлю, – вклинился одолживший 70%.

– Зачем Богу твоя свечка? Она и так Ему принадлежит. Как сказано, «Господня земля и всё, что наполняет ее».

– А что еще-то? Ну, есть у нас благотворительные проекты. В прошлом месяце детскому садику… – начал было «управляющий», но Руслан его перебил.

– Это ты налоговикам рассказывай. Я же не спрашиваю, как в декларации прибыль уменьшить. Скажи, как мы сможем отчитаться перед нашим главным инвестором – Богом?

– Постой, – не унимался «управляющий», – ты же сам говорил, что инвестиции выдаются под условия. Под какие?

– О! Сечешь! – Руслан одобрительно захлопал в ладоши. – Все Божии условия записаны в Библии. Про десять заповедей слыхали?

– Это «не убей», «не укради»?

– Ну, да. Только еще: поклоняйся Богу, а не деньгам. Хоть раз в неделю ходи в церковь. Помогай родителям. Не ври. Спи только со своей законной женой. И даже в мыслях не желай того, что принадлежит другому.

При последней фразе «управляющий» победоносно взглянул на своего «инвестора». Но тот, словно не заметив подтекста его эмоций, обратился к Руслану:

– Постой, постой, мужик. От твоей трескотни голова пухнет. Наговорил столько, что в неделю не переваришь.

– Можно всё то же самое, но короче. Люби Бога больше всего на свете, а того, кто рядом – люби как самого себя.

– И всё? Ну, выполню я эти твои условия. И что с этого буду иметь? – волновался «управляющий».

– Очень даже много. Тогда действительно можно будет сказать, что Бог на твоей стороне, и можно к Нему апеллировать. Только у тебя одного не получится выполнить заповеди.

– Это еще почему?

– Так Бог сказал: «без Меня не можете делать ничего». Вся дохристианская история – тому яркое подтверждение. Заповеди были даны тысячи лет назад. И все это время люди как-то пытались их соблюдать. Да только тщетно. Не выбраться нам из своих грехов без Христа! Христос – наше спасение и оправдание. Он умер за нас и воскрес. И только Он может дать силу жить новой жизнью. Спасение людей – это Его часть бизнеса, а наша – покаяние и жизнь с верой в Него.

– Да уж как-нибудь спасусь сам! У Христа и без меня дел невпроворот. В конце концов, сложно разве: в церковь раз в неделю сходить?!

– Но это я немного утрировал. Так сказать, представил облегченную демо-версию заповеди. Если быть точным, она звучит так: «Помни день субботний, чтобы святить его». «Святить» субботний день – не с фонарем ходить… под глазом (шутка), а жить свято. Ты можешь хотя бы день в неделю не материться, ни одного похотливого взгляда в сторону секретарши, перед важным партнером не подхалимничать, помогать всем – даже тому, кто когда-то сорвал поставку?

– Лады, лады… не могу.

– Так я еще и одну заповедь полностью не описал, а там их десять, и выполнять надо все.

– Усек. Святость не для меня. Стану, как и раньше, зарабатывать свои грешные деньги, а с партнерами разбираться без апелляции к Богу.

– Да что же мы святости как чумы все боимся. Как будто Бог нам плохого желает. Ты просто не прочувствовал, как Он благ! Как хорошо со Христом жить, как здорово быть свободным от груза вины и своих страстишек. Он же помочь нам хочет, а не загрузить ещё больше! Христос любит тебя!

– Либо я слишком пьян, либо вообще ку-ку, – «управляющий» в недоумении затряс головой. – Что-то выпал из понимания, о чем мы здесь? Речь шла о бизнесе. Потом так раз-раз и уже Христос. Причем здесь Христос? Я вообще атеист. И с Богом у меня свой договор: я в Его дела не лезу, Он – в мои. И все шито-крыто.

– Похоже, вы какая-то особо феноменальная личность, – неожиданно для всех вновь включился в разговор священник, – если смогли договориться с Тем, в Кого не верите, да еще призываете Его свидетельствовать о своей правоте?

После последней фразы в воздухе повисла пауза удивления. Вдруг «управляющий» расхохотался и в шутку хлопнул отца Димитрия по плечу.

– Ну, батюшка! Ну, святой отец! Обставил меня в два счета! Вразумил… Ладно, мужики. Мы обдумаем ваши доводы. По крайней мере, постараемся обсуждать их не очень громко. Вы точно не хотите коньяк? А балыка?..

Когда наша парочка вновь оказалась в своем купе, бизнесмен, впервые за весь день, с удовольствием растянулся на своем месте.

– Спасибо, Руслан за поддержку, – начал батюшка, – я как взглянул в их пустые глаза, сразу понял – что-то не так говорю.

– Просто контингент для вас незнакомый, а я с такими в основном и общаюсь. Знаете, отец Димитрий, в Евангелии не зря сказано: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу… ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта». Раз у них пошла такая пьянка с разделом имущества, им уже ни бизнес не спасти, ни денег не получить в полной мере. Самое правильное сейчас – раздел фирмы на взаимно невыгодных условиях – «фифти-фифти», то есть 50 на 50. Если же пойдут по судам, то в лучшем случае получат по 20% и тоже – «фифти-фифти». Остальное уйдет на адвокатов.

– Так нужно им об этом сказать! – священник почти рванулся по направлению к выходу.

– И стать их общим врагом? – Руслан продолжал невозмутимо лежать. – Не-е…В бизнесе каждый сам себя считает самым крутым яйцом и не терпит в данной области сторонних консультантов, особенно бесплатных – это слишком подозрительно. Разве незаметно? Эти люди невменяемы. И скорее всего, что бы им ни советовали, пойдут по варианту в 20% с отчислением остатков в юридические конторы. Вот, пожалуйста, яркий пример, как оно бывает без мудрости. Одно слово – дети. Ни малейшего понимания на три шага вперед… А-а-а, – протянул Руслан и махнул рукой. – Но я, однако, не успел дорассказать свою историю.

Ну ладно – женился я, а дальше что? Семью-то содержать нужно. К тому же жена почти сразу забеременела. Кормить четыре рта – дело нешуточное. Тут я и призадумался, что имею стартовым капиталом? Семинарское образование – дело хорошее, но в церкви крохотная зарплата. К тому же мои надежды даже на такой заработок достаточно быстро развеялись, когда наш настоятель пошел благословляться у Владыки на мое назначение в преподаватели воскресной школы. На его прошение из епархиального управления последовало короткое резюме: «Прежде чем учить других, пускай сам навыкнет послушанию».

Что ж… не захотел я прислушиваться к мнению архиерея, с какой стати ему входить в мое положение? Как Вы там говорили: «Слово к тебе же возвращается»? Значит, оставалось пытаться устраиваться по специальности. До армии я закончил радиотехнический техникум. Теперь, кажется, он колледжем называется. Стал обзванивать своих однокашников, интересоваться, кто где? Так я устроился в одну шабашку по ремонту радиоаппаратуры. Сначала возил им микросхемы из Москвы. Потом, прощупав почву, стал потихоньку раскручиваться. Открыл свою фирму… А Вы не в курсе, отец Димитрий, когда нам обед принесут? Что-то после вида соседских яств под ложечкой засосало.

– Да, давно уж он должен быть, – священник с удивлением взглянул на часы, – припозднились, однако…

– Да ну его, этот обед! Пойдемте в вагон-ресторан.

– А может, закусим матушкиным «мундиром»? Кажется, там было что-то еще.

Когда мужчины разложили картошку и нарезали колбасу, наконец-то принесли ароматную куриную лапшу и картофель с говядиной «по-татарски». Традиционный салат «оливье» и масляные кружева блинов с клубничным джемом увенчали трапезу оголодавших мужчин.

После обеда настроение у отца Димитрия было лирическим. Захотелось пофилософствовать.

– Насколько все-таки человек подвержен плотскому. Может много говорит о духовном, но не покорми его несколько часов – весь сосредоточится на поисках пропитания.

– Угу, – подтвердил Руслан, на мгновение выныривая из планшета.

Видя, что в бизнесмене ближайшее время он не найдет собеседника, священник стал смотреть в окно, отложив составление доклада на «чуть позже». Кое-где из сугробов торчали почерневшие и полусгнившие столбы электропередачи. Еще несколько лет назад косами, стелящимися по земле, с них свисали оборванные кабели, по жилам которых некогда бежал живительный ток, принося благо цивилизации в близлежащие села. Теперь провода были сняты и, наверное, давно пропиты жителями, мающимися безработицей и безденежьем. Отец Димитрий во время сплавов насмотрелся на таких. Приходят непротрезвевшие, скорее в надежде на дармовую гуманитарку, чем в поисках Бога. Начнешь говорить, что есть и иная жизнь, что человек создан творить волю Божию, а не купаться в грехе. Не понимают. Спросишь: «Хотят ли креститься?» – вроде «да». Интересуешься, для чего им это нужно? Оказывается, просто ради «халявы» (когда еще дождешься бесплатных треб?). И миссионерским наскоком много не сделаешь, и постоянным жительством в их среде мало чего можно добиться. Ну, служит он в деревне уже полгода. И молится, и ходит по домам – рассказывает о Христе, о вере, приглашает на всякие церковные мероприятия, попытался открыть воскресную школу. И что? Как выпивала деревня, так и продолжает пить. А жить приходится только за счет собственного подсобного хозяйства. О Небе же не помышляют…

Между тем зимний ранний вечер окрасил заснеженные поля розовым цветом. Когда поезд добрался до Самары, стало совсем темно.

Как замок Снежной Королевы, сияя синей подсветкой, выплыл из темноты самарский вокзал. Было в его свете что-то зловещее и холодное.

– И чего все хвалят этот вокзал? – вслух поделился своими мыслями батюшка. – Стоит как сосулька или даже инопланетный космический корабль. Того и гляди, зайдет Дарт Вейдер и велит армии клонов нас арестовать.

– Какой вы, однако, выдумщик, – пожал плечами Руслан. По всей видимости, он не разделял мистических чувств, нахлынувших на батюшку.

В купе постучались. Только это был не персонаж из «Звездных войн», а проводница, предупреждающая, что в Самаре поезд простоит 25 минут и чтобы пассажиры не опаздывали.

Купив на перроне коробку конфет для брата и по шоколадке его ребятишкам, отец Димитрий прогуливался по занесенной снегом платформе. После теплого купе морозный воздух вдыхался с наслаждением. Вдруг он услышал знакомый голос. Не заметив батюшку, Руслан по телефону объяснялся жене в любви.

– Моя любовь к тебе выше, чем самарский вокзал, шире, чем привокзальная площадь, глубже, чем самый глубокий канализационный люк! А что такое? Что вижу, о том и говорю. Как дети?..

Отец Димитрий, словно застигнутый за куревом школьник, поспешил ретироваться. Не хотелось навязывать свое присутствие в столь трогательный момент. К тому же он тоже собирался звонить своей жене.

Во время ужина, разламывая поджаристый куриный окорочок и отправляя в рот кусок ароматного розового мяса, Руслан поинтересовался:

– С чем у вас ассоциируется слово «бизнес»?

– С деньгами, наверное, – почти не задумываясь, ответил священник.

– Вот и все так говорят. Видят только пышные бутоны и не желают знать, откуда произрастают корни. А ведь без корней любой цветок засохнет, каким бы прекрасным и роскошным он ни казался.

– Ну а для вас, что такое бизнес?

– Начать бизнес – это взять ответственность за что-то конкретное, оценить свои силы и то, насколько начинаемое ценно в глазах Божиих. И если есть такое соответствие, посвятить этому делу жизнь. Помните, когда Вы позвали меня разнимать соседей, я «тормознул»? Наверное, со стороны это выглядело «не очень». А я за несколько секунд оценил, кто меня заменит на ближайший месяц, если руки-ноги переломают, и в каком состоянии находится завещание, если случится что похуже. Когда отвечаешь за тысячу людей, не имеешь права бездумно кидаться в авантюры. Или другая сторона ответственности. Пришла в гости подруга жены: «О! У вас есть всё!» И вы понимаете, она видит только это «всё», а я вижу, «как» этого достичь и как правильно этим распорядиться. Шмотки, побрякушки, банковские знаки должны потерять для тебя ценность и быть только средством. А цель в жизни у нас какая?

– Для себя я бы сказал, что духовный рост, приближение к Богу.

– Для вас? А для меня что же? Что похуже? Мои цели ничем не отличаются от ваших.

– Из вас действительно получился бы отличный миссионер. Такой горячий и в то же время рассудительный человек. Вы быстро бы обратили ко Христу не одну деревню.

– Каждому свое. Кому деревни обращать, а кому… бизнесменов.

Отец Димитрий недоверчиво уставился на Руслана.

– Да, батюшка, среди деловых людей не меньше нужда в спасении, чем в заброшенных деревнях. Разница лишь в том, что благую весть сельчане примут из любых более-менее грамотных уст, а бизнесмен – только от себе равного. А если бы и пожелал принять, то где и как ваши пути пересечься смогут? В храме? Он туда просто не пойдет. Тогда, скажем, вы придете в офис к нему. Не факт, что он вас вообще примет. Но даже если и случится – заподозрит, что от него требуется только спонсорская помощь. Какое тогда доверие лично к вам? Как к духовно опытному человеку? Вряд ли. В глазах коммерсанта все опытные сами знают, как добывать средства, а не ходят с протянутой рукой. Недаром апостол Павел жил не подаянием, а сам зарабатывал на пропитание шитьем палаток. Теперь представьте: мы с тем же самым коммерсантом вдвоем сидим в сауне. Он мне: «Кризис никого не щадит. Ты слышал, Ванька повесился? Лег спать миллиардером, а проснулся всего с несколькими вшивыми миллионами. У тебя, говорят, тоже не все гладко? А выглядишь, смотрю, как огурчик». А я: «Есть один секрет…» и начинаю по Евангелию. А потом: «Ты давно был в храме?» Знаете, сколько народу теперь в церковной ограде благодаря подобным беседам? Не всякий миссионер сможет похвалиться подобными «трофеями».

Затевая бизнес, на самом деле, люди часто даже не денег жаждут, а счастья и самореализации. Но как только в руки попадает энная сумма, они об этом забывают, меняют курс и, как следствие, – страдают. Только сделать уже ничего не могут, потому как ориентиры утеряны. Не каждый из них в Церкви распознает маяк, способный привести человека к истинному блаженству. И тут очень важно, чтобы кто-то оказался рядом, помог во всем разобраться. Главное – всегда быть начеку. Теперь даже друзья меня «попом» кличут, зато в трудной ситуации они открыты для разговора.

Когда я только начал подниматься, думал, как и все: бизнес – это для денег, надо зарабатывать для поддержания семьи. И тут неожиданно оказался на одном сборище, куда по своему низкому финансовому рангу ну никак не должен был попасть. И там меня как кипятком обдало: «Вот – твой Китай, а это – твои китайцы!» Такой бездны пустоты и отчаяния, такой жажды Бога (пусть и неосознанной) я мало где встречал. И как разительно отличался тот Божий призыв среди шумной музыки и разгоряченных алкоголем людей от моих семинарских мечтаний! Один знакомый иеромонах, который учился на параллельном курсе, рассказывал, что нечто похожее он испытал, когда Бог побудил его к постригу. Этому голосу невозможно противиться. То есть, конечно, ты волен сказать «нет» и пойти наперекор всему в противоположном направлении. Но поступишь так, и вся твоя жизнь рассыплется, как карточный домик. Ничего уже не даст удовлетворения, пока ты стоишь в оппозиции к Богу. Этот призыв как любовь с первого взгляда. Увидел ее и понял, что готов всю жизнь «перекроить», лишь бы вместе с этой женщиной состариться. Но у богатых есть свои заморочки. Как уже говорил, они открываются только равным их положению. Хочешь проповедовать богатым – сам разбогатей.

– Хотите сказать, что планомерно развивали свой бизнес ради проповеди Евангелия? – священник отказывался верить своим ушам. Настолько необычной и невероятной казалось подобная теория, что для себя он решил – бизнесмен просто рисуется перед ним, намеренно выдавая надуманные доводы за истинные.

– В общем – да. Нести весть о спасении в деловых кругах было одним из основных моих мотивов при раскрутке дела. Хотя, конечно, не единственным. После того памятного вечера я обещал Богу, что если Он откроет мне доступ в эти круги, я буду среди них миссионерствовать. И как видите, мы оба до сих пор остаемся верными тому договору. По сей день молитвенная нужда о миссионерстве у меня в числе приоритетных.

– Всё это, конечно замечательно. Но как легко при подобном раскладе забыться. Деньги и власть открывают многие двери, но еще чаще развращают. Испытание «огнем и водой» миллионы привели к Царству Небесному. А вот испытание «медными трубами» почета и изобилия еще больше народа ввергли в ад. Как этого избегаете вы? – хотя батюшка и помнил, как ловко Руслан включился в разговор в соседнем купе, он по-прежнему с недоверием относился к его словам.

– Если есть разумение, что в бизнесе мы только распорядители у Бога, то это становится проще. Поймите, Богу нужны лидеры в финансовой сфере. И Он не заинтересован, чтобы разбогатев, мы развратились и начали чудить. Поэтому тем, кто старается быть чутким к Его воле, Он, со Своей стороны, приходит на помощь. Если начинаешь уклоняться направо или налево, тихонечко тебе так раз – «по шапке». Сделка сорвалась, партнер подвел. Оно тебе надо? И ты всё… уже снова в строю, готовый творить не свои, а Его повеления. Для меня всегда хорошим примером для подражания была жизнь преподобного Серафима Вырицкого. Ревностный христианин, успешный купец, хороший семьянин. Правда, в отличие от него, я в монастырь не собираюсь…

– Только хотел сказать, что нельзя одновременно служить Богу и мамоне, а тут Вы про Вырицкого…

– Я мамоне не служу. Только Единому Богу. Трудно войти в рай не богатому, а «надеющемуся на богатство». По крайней мере, в Евангелии от Марка (10:24) именно так написано. В деньгах страшного ничего нет, конечно, если Бог – самая большая любовь в твоей жизни, а не просто бла-бла-бла. Апостол Павел мог жить и в богатстве, и в бедности, причем ни то, ни другое не считал пороком. Если вы придумаете грандиозный миссионерский или социальный проект, кто его профинансирует? Спонсор-атеист, откупающийся от Бога подачками, в надежде за счет них и после смерти быть в шоколаде? Как те в купе… свечку они Богу ставят.

«У Бога тоже есть Свои нужды, и Он ищет, через кого бы в этом мире их осуществить»

Когда у тебя есть вера, но нет денег – ты зависим от инвестора, его капризов, настроений. Но когда есть и вера, и деньги, ты можешь сделать всё, что повелит Господь. Вы когда-нибудь задавали Богу вопрос, чего Он хочет?

– Сейчас так сразу и не вспомню…Скорее всего, задавал, но в несколько иных формулировках: какова Его воля? Вернее: «Если есть, Господи, Твоя воля, благослови то-то и то-то».

– Вот видите! Мы позволяем Богу только ставить резолюцию «Аминь» или «Анафема» на наши решения. А ведь у Бога тоже есть Свои нужды. И Он ищет, через кого бы в этом мире их осуществить: «А, сотворю-ка Я Себе иерея Димитрия. Он будет сплавляться по рекам, рассказывая о Моей любви и Суде людям. Может, кто из сельчан и покается», – Руслан так необычно это произнес, что оба рассмеялись.

– «И сотворю раба Божия Руслана…», – вторил ему в том же тоне батюшка.

– Романа, – поправил его бизнесмен.

– …раба Божия Романа, – копируя соседа, пробасил отец Димитрий, – он эти походы профинансирует.

– Лады! Готовьте смету!

Отцу Димитрию так и не удалось дописать доклад до конца. Соседи опять затеяли склоку, и их действительно выдворили с помощью наряда полиции на каком-то полустанке. Возбужденный этим случаем, Руслан вновь и вновь возвращался в свое прошлое, поясняя, почему он, несмотря на, мягко сказать, странный характер отца Иллариона, все же поддерживает его финансами. Затем долго и увлеченно показывал на планшете фотографии своей семьи. Отец Димитрий тоже рассказал о своей женитьбе и случаи семинарской жизни… Потом батюшка прилег на мгновенье, а проснулся через несколько часов, когда ранним утром фонарь на какой-то станции осветил их окно, в пылу разговоров не закрытое шторкой-экраном. Это была Рязань. Очень редкие огни в окнах большого города сообщали, что рабочий день еще не скоро начнется.

«Как там Танюша с детьми?» – отец Димитрий уже соскучился по домашним. Захотелось обнять матушку, подержать на руках Васятку, поговорить со смышленой Алёнкой (вылитая мать!). Позвонить бы… Чтобы не разбудить Руслана, батюшка поеживаясь вышел в утренний холод тамбура, но вовремя опомнился. Звонить им еще слишком рано. Тем более учитывая двухчасовую разницу с Москвой. Вот доедут до столицы, тогда…

«Деньги для людей умных составляют средство, для глупцов – цель», – вспомнилась священнику фраза из вчерашнего разговора. Чем для него, отца Димитрия, были деньги? Возможностью поддерживать и радовать домашних. А чем для сегодняшней молодежи, наученной от жизни «брать» и часто не понимающей, что прежде чем что-то взять, нужно достаточно долго вкладывать?

Священнику вспомнились случаи, когда люди, начав с духовного, оканчивали плотским. Они буквально разрывали все нити, связывающие их с Церковью и Богом, только потому, что посвящали себя коммерции. Поначалу батюшка полагал, что и Руслан принадлежал к их числу. Но теперь видел, что даже преуспевая в бизнесе, можно оставаться не только верным чадом Церкви, но и настоящим служителем. Ну да ладно. Хватит о мире финансов. Пора заняться докладом…

Доклад у отца Димитрия по-прежнему не клеился. Приходилось из себя выдавливать каждое предложение, как из тюбика с заканчивающейся зубной пасты. В результате слова получались какие-то неживые и вымученные. Какая существенная разница между благодатным опытом, пережитым им этим летом на сплаве, и тщетными попытками изобразить его при помощи шариковой ручки?

– Господи! – Взмолился иерей Божий. – Чего Ты от меня хочешь? Такое ощущение, словно иду против рожна. Проще вагон угля разгрузить, чем связать между собой несколько предложений. Интересно, если бы Руслан был на этом сплаве, как бы он обо всём рассказал? Да, что и говорить, опыт его служения бизнесменам уникален, и о нем стоило бы поведать другим. Вдруг найдутся достойные последователи? Глядя на него, в жизни не подумал бы, что он настолько предан Богу… Воистину, служение в среде деловых людей никак не легче миссии в иных направлениях. Только нужно не забыть на конференции обрисовать опасные стороны такого делания, подчеркнув, как важно себя контролировать постом, молитвой, духовным общением… Да, тема важная. И ведь эта сфера абсолютно Церковью упущена из виду.

Сам того не заметив, отец Димитрий полностью переключился на эту тему. Мысли, опережая одна другую, просились на бумагу. Осознал он это, только когда исписал три страницы. О сплаве не было и слова, доклад получался совершенно иного направления. Но если именно этого от него хочет Бог? А о сплаве… о нем расскажет отец Рафаил из Челябинской епархии.

Похожие статьи

 

Просмотров: 542


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить

Если на странице недоступен видеоконтент, попробуйте поискать его самостоятельно по ссылке - Бизнес-класс

Вопрос-ответ

последние вопросы

Татьяна 2018-09-28 21:15:00

Здравствуйте! Подскажите у нас в городе есть воскресная школа для взрослых?

Ответ:

Бог в Помощь! Да, у нас в городе есть воскресная школа для взрослых. Задать вопросы и узнать расписание занятий можно здесь:

https://vk.com/odmsamara
https://odmsamara.ru/

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



Новости:

  • 13.02.2018

    Дистанционный образовательный курс "Основы работы с молодежью"

    1142
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 35

    20
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 34

    19
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 33

    19
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 32

    20
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 31

    20
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 30

    20
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 29

    19
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 28

    21
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 27

    20
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 26

    19
  • 18.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 25

    19
  • 15.09.2019

    14-я Седмица по Пятидесятнице, расписание служб: 16 сентября 2019 г. - 22 сентября 20...

    518
  • 15.09.2019

    Книга Пророка Исаии / Глава 24

    19

все новости