17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями



17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями / Том 3. Правила Поместных Соборов / Пидалион / Правила Православной Церкви с толкованиями / преподобный Никодим Святогорец

Правило 1

Можно видеть, как священное и почетное дело, прекрасно задуманное в древности блаженными и преподобными отцами нашими, – основание монастырей – сегодня совершается плохо. Некоторые, давая своим имениям и владениям имя монастыря и обещая посвятить их Богу, записывают самих себя владельцами пожертвованного. Они придумали такую хитрость: посвящать Богу одно название, ведь после посвящения они не стыдятся присваивать себе ту же власть, которую им не возбранялось иметь прежде. И к этому делу присоединилось такое торгашество, что многое из посвященного продается на виду у всех самими посвятившими, и это вызывает у видящих ужас и отвращение. И таковые не только не раскаиваются в том, что принимают на себя власть над тем, что однажды посвящено Богу, но и бесстрашно передают эту власть другим. Итак, святой Собор вынес об этом определение: никому не позволено основывать монастырь без ведома и воли епископа. С ведома же и позволения епископа, притом что он совершит надлежащую молитву, как боголюбиво законоположено древними, основывать монастырь позволяется, а все то, что ему принадлежит, вместе с ним самим, нужно заносить в опись и хранить ее в епископских архивах. Жертвователь отнюдь не имеет права без воли епископа ставить игуменом себя или другого вместо себя. Ведь если тот, кто что-либо дарит человеку, уже не может быть хозяином этой вещи, то как же тому, кто посвящает и жертвует нечто Богу, можно позволить похищать власть над пожертвованным?

(IV Всел. 4, 24; VI Всел. 49; VII Всел. 12, 13, 17, 19; Кирилла Александр. 2.)

Толкование

Поскольку некоторые, основывая монастыри и жертвуя в них свое имущество, после пожертвования не только сохраняли власть над этим имуществом, но и продавали его и делали других его владельцами, то настоящее правило определяет: каждый монастырь должен основываться с разрешения и ведома местного архиерея, который совершает полагающуюся по обычаю молитву на основание монастыря. Как сам новосозданный монастырь, так и все вещи и имения, пожертвованные ему или самим основателем, или другими христианами, должны быть внесены в опись[8], т. е. в малый и краткий список. И этот список должен надежно храниться в епископии или митрополии, чтобы с его помощью в дальнейшем жертвователь не мог отнять что-либо из пожертвованного. Основатель монастыря и жертвователь должен быть отстранен от монастыря настолько, чтобы он ни сам не становился его игуменом, без соизволения епископа, ни другого не поставлял игуменом в нем, как будто в своем собственном[9]. Ведь если тот, кто сделает подарок какому-то человеку, не может больше распоряжаться подаренным, то как же он может вновь владеть тем, что однажды посвятил Богу? Таковой считается святотатцем и подлежит равному осуждению с Аланией и Сапфирой (см. Деян.5:1–10).

Правило 2

Некоторые вступают в монашескую жизнь притворно – не для того, чтобы в чистоте послужить Богу, но для того, чтобы от чтимого монашеского одеяния стяжать славу благочестия, а тем самым обрести возможность в изобилии вкушать наслаждения, и, совершая только отложение волос, таковые пребывают в своих домах, не исполняя никакого монашеского последования или установления. Поэтому святой Собор определил: совершенно никого не удостаивать монашеского образа, если не будет того, кто примет постригаемого в послушание и пообещает, что будет им руководить и заботиться о его душевном спасении. Очевидно, что восприемник должен быть мужем боголюбивым, настоятелем монастыря и способным спасти душу, которая в это время приводится ко Христу. Если же кто окажется уличен в том, что совершил постриг без игумена, которому надлежало воспринять постригаемого в послушание, то его следует извергнуть как непослушного правилам и разрушителя монашеского благочиния, а неразумно и бесчинно постриженного передать на послушание в монастырь, в какой определит местный епископ. Ибо безрассудные и неосторожные постриги обесчестили монашеский образ и стали причиной того, что имя Христово хулится.

Толкование

Некоторые, желая прославления от мира (а может быть, из-за болезни или скорби) становятся монахами лицемерно и, после того как примут монашество, живут, как и прежде, в своих домах в миру, не храня ни одного монашеского установления или правила[10]. Итак, возбраняя эти нелепые поступки, настоящее правило определяет: никакой иерей, или даже архиерей, не должен постригать в монашество, если не будет старца и духовного восприемника, который примет на себя заботу о душевном спасении постригаемого. Восприемник должен быть человеком боголюбивым[11], настоятелем монастыря и способным направлять к спасению новопостриженных новоначальных монахов. Если же кто-то совершит постриг без восприемника, пусть он будет извержен как нарушивший правила и монашеское благочиние, а постриженный без восприемника пусть будет помещен на послушание в другой монастырь, в который сочтет нужным поместить его епископ. В самом деле, неправильные и неразумно совершаемые монашеские постриги не только обесчестили честнейший монашеский образ, но и побудили неверных хулить имя Христово, потому что они видели, что монахи живут бесчинно и нерадиво[12]. Знай же, что тот, кто стал монахом, пусть даже без восприемника и старца, не может уже снять с себя этот образ, но, продолжая носить его, только передается в другой монастырь. Смотри также примеч. к VII Всел. 21.

Правило 3

Было решено исправить еще один недостаток, который из-за небрежности и нерадения остается без внимания, что весьма худо. Если какой-либо настоятель монастыря не будет со многим усердием разыскивать подчиненных ему монахов, тайно бежавших, или, найдя, не примет обратно и не постарается восстановить и укрепить заболевшего подобающим и соответствующим прегрешению врачевством, то такого святой Собор определил подвергать отлучению. Ведь если тот, кому поручено попечение о бессловесных животных и кто пренебрегает своим стадом, не остается без наказания, то неужели не взыщется за дерзость с того, кому была вверена пастырская власть над овцами Христовыми и кто из-за своего небрежения и лености расточает их спасение? А если монах, которого призывают возвратиться, не повинуется, да будет отлучен епископом.

(IV Всел. 4; VII Всел. 19, 21; Карфаг. 88.)

Толкование

Настоящее правило возбраняет монахам убегать из своих монастырей и переходить в другие или блуждать тут и там. Правило подвергает игумена монастыря отлучению, если некоторые бесчинные монахи поступят описанным образом, а он с многим тщанием не позаботится найти беглецов[13], т. е. своих убежавших монахов, и не постарается, когда отыщет, вернуть их и уврачевать ту душевную немощь, какой каждый из них одержим. Ведь если того, кто пасет и охраняет бессловесных животных, наказывают, когда он нерадит о них, то насколько более заслуживает наказания тот, кто пасет овец Христовых и по своему нерадению продает их спасение, которое Христос купил Своей кровью? Если же монах, которого ищут и призывают вернуться, оказывается непослушным, пусть он будет отлучен архиереем.

Прочти также VII Всел. 21.

Правило 4

Лукавый разными способами старался покрыть позором досточтимый монашеский образ и воспользовался для этого временем предшествующей ереси. Монашествующие, оставляя свои монастыри из-за ереси, переходили одни в иные монастыри, а другие – в жилища мирских людей. Но то, что побуждало считать монашествующих блаженными, поскольку совершалось тогда ради благочестия, теперь, превратившись в неразумный обычай, делает поступающих так достойными осмеяния. Ведь хотя ныне благочестие распространилось повсюду и Церковь избавлена от соблазнов, но некоторые еще и теперь, уходя из собственных монастырей и, словно неудержимый поток, разливаясь и растекаясь тут и там, наполняют монастыри многими беспорядками, приносят в них вместе с собой (συνεισκωμάζουσι) многое бесчиние, разрушают и уничтожают святость послушания. Однако, пресекая непостоянство их стремлений и непослушание, святой Собор постановил: если какой-либо монах, убежав из своего монастыря, перейдет в другой монастырь или поселится в мирском жилище, то и сам он, и принявший его должны быть отлучены до тех пор, пока бежавший не возвратится в тот монастырь, из которого он злонамеренно вышел. Если же епископ пожелает тех из монахов, о которых засвидетельствовано, что они отличаются благочестием и святостью жизни, переместить в другой монастырь ради его благоустроения или сочтет нужным поместить их в мирском доме ради спасения живущих в нем, или благоволит назначить им другое место, это не делает виновными ни принимающих их, ни самих монахов.

Толкование

Во время иконоборчества монахи были гонимы иконоборцами и оставляли свои монастыри: или переходили в другие обители (см. VII Всел. 13), или искали убежища в мирских домах. Привыкнув с того времени так поступать, они и в мирное для православия время оставляли свои монастыри и, словно некая неудержимая река, устремлялись с места на место и из монастыря в монастырь. Этим непостоянством они не только лишали монастыри украшения (ибо украшение монастырей состоит в том, чтобы монахи всегда жили в нем в безмолвии, а не выходили из него то и дело), но и вносили в них великое бесчиние и вместе с похотями развращенные и чуждые монашеству обычаи (именно это обозначает слово είσκωμάζω).

Итак, Собор, чтобы возбранить столь великое зло, настоящим правилом отлучает как монахов, бежавших из своих монастырей, так и тех, которые бы их приняли, будь то монахи другого монастыря или миряне. Правило предписывает отлучить их до тех пор, пока бежавшие не возвратятся в свои монастыри. Однако если местный архиерей пожелает переместить благочестивых и добродетельных монахов в другой монастырь ради того, чтобы улучшить его устроение, или в мирской дом для спасения живущих в нем, или в другое место, то ни пришедшие монахи, ни принявшие их не подлежат отлучению. Прочти также VII Всел. 21.

Правило 5

Мы находим, что безрассудные отречения от мира, совершаемые без предварительного испытания, весьма повреждают монашеское благочиние: некоторые, опрометчиво бросаясь к жизни монашеской и пренебрегая строгостью подвижничества и постоянством в нем, вновь, к несчастью, обращаются к плотоугодливой и сластолюбивой жизни. Из-за этого святой Собор определил: никого не удостаивать монашеского образа, прежде чем по истечении трехлетнего срока, отведенного им для испытания, они не окажутся проверенными и достойными таковой жизни. Собор повелел всячески соблюдать это, за исключением тех случаев, если какая-либо приключившаяся тяжкая болезнь заставит сократить время испытания или если человек окажется благоговейным и, еще нося мирское одеяние, будет проходить жизнь монашескую, ибо такому человеку для совершенного испытания будет достаточно и шестимесячного срока. Если же кто поступит вопреки написанному, то пусть игумен будет лишен игуменства и состояние подчиненности послужит для него наказанием за бесчиние, а постриженный в монашество пусть будет передан в другой монастырь, в котором соблюдается строгий монашеский устав.

Толкование

Некоторые без всякого испытания, совсем случайно или, лучше сказать, дерзко и бесчинно, становятся монахами, а затем, не выдерживая трудностей монашеского жительства, вновь возвращаются к своей прежней плотолюбивой мирской жизни. Поэтому настоящее правило определяет, чтобы никто не становился монахом, если прежде не будет испытан в течение полных трех лет. Только в том случае пусть сокращается этот срок, если кто из-за тяжкой болезни окажется в смертельной опасности или если он благочестив и, живя в миру, проводит жизнь монашескую – такому для испытания достаточно всего шести месяцев. А если какой-либо игумен пострижет монаха до истечения этих трех лет, пусть сам он будет лишен игуменства и в качестве наказания за свое бесчиние пребывает в послушании, а новопостриженный монах пусть будет отдан в другой монастырь, где соблюдается монашеская строгость[14].

Обрати внимание, что даже тот, кто стал монахом без трехлетнего испытания, в дальнейшем не может снять с себя монашеский образ, но только передается в другой монастырь.

Смотри также примеч. к VII Всел. 21 и само это правило.

Правило 6

Монахи не должны иметь ничего своего. Все их имущество должно быть закреплено за монастырем, ибо блаженный Лука говорит о верующих во Христа, которые являют собой пример монашеского жительства: Ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, но бяху им вся обща (Деян.4:32). Поэтому тем, кто желает монашествовать, предоставляется свобода предварительно распорядиться своим имуществом и передать его кому пожелают, но, конечно, тем, кому не возбраняет закон. Ведь после того, как они вступят в монашество, монастырь приобретает власть над всей их собственностью и им не позволяется ни заботиться о своем имуществе, ни распоряжаться им. Если же кто будет уличен в том, что присвоил какое-либо имущество, не передав его монастырю, и порабощен страстью любостяжания, то пусть игумен или епископ возьмет это имущество и, продав в присутствии многих, вырученные деньги раздаст нищим и бедным. А того, кто, подобно Анании в древности, задумал утаить это стяжание, святой Собор определил вразумлять подобающей епитимией. Очевидно, что святой Собор то, что установил как правило для монахов, признал справедливым соблюдать и по отношению к монахиням.

Толкование

Настоящее правило определяет: монахам, поскольку они умерли для мира, не должно иметь никакой собственной вещи, но все свое имущество следует приносить в дар монастырю, в котором приняли постриг, чтобы и на них исполнились слова евангелиста Луки из Деяний, которые он произнес о христианах, уверовавших в самом начале проповеди Евангелия и давших образец общежительного монашеского жития. Никто из них не называл ничего своей собственностью, но имущество каждого было общим для всех. Поэтому те, кто намеревается стать монахами, прежде вступления в монашество вольны разделить свое имущество между теми, кому не запрещают этого государственные законы (т. е. не между еретиками, что возбраняется правилами Карфаг. 30 и 89, и не между внебрачными детьми. Однако, согласно Зонаре, если есть законные дети, можно выделить двенадцатую часть имущества и незаконнорожденным). А после принятия монашества уже не позволяется ни заботиться об имуществе, ни делить его. Оно целиком находится во власти монастыря[15]. Если же кто после принятия монашества будет уличен в том, что удержал у себя какую-то вещь и не передал ее в общежитие, то эту вещь, какую бы то ни было, пусть возьмет игумен или местный архиерей и, продав ее при многих свидетелях ради того, чтобы не вызывать подозрений, разделит вырученное между нищими. А монах, подобно Анании совершивший святотатство, пусть будет вразумлен подобающей епитимьей. То, что мы определили для монахов, следует подобным же образом соблюдать и в отношении монахинь.

Правило 7

Мы видим, что многие из епископий находятся в упадке и опасности подвергнуться полному уничтожению, потому что их предстоятели заботу и попечение, необходимые для них, обратили на возведение новых монастырей и, разрушая епископии и замышляя присвоение их доходов, прилагают усилия к умножению монастырей. Поэтому святой Собор определил: никому из епископов не позволено строить собственный новый монастырь в ущерб своей епископии. Если же кто будет уличен в том, что дерзнул так поступать, то самого его подвергнуть подобающей епитимии, а новосозданное им, как не получившее даже правильного начала монастыря, передать епископии в собственность, ибо ничего из того, что совершается беззаконно и бесчинно, не должно предпочитать тому, что возникло согласно правилам.

(Апост. 38; ГУ Всел. 26; VII Всел. и, 12; Антиох. 24, 25; Анкир. 15; Гангр. 7; Карфаг. 34, 41; Феофила Александр, 10; Кирилла Александр. 2.)

Толкование

Настоящее правило запрещает епископам пренебрегать своими епископиями, которым грозит разрушение, и строить за счет имущества епископий собственные монастыри. Неправильно, чтобы лишались своего имущества как монастыри, так и епископии, а особенно подвергающиеся опасности разорения. Тот епископ, который дерзнет создать монастырь, пусть получит подобающую епитимию, а новосозданный монастырь пусть совсем не получает прав монастыря, т. е. не имеет самоуправления, но становится собственностью, принесенной в дар епископии, потому что он основан за ее счет. То, что совершается беззаконно, не повреждает и не уничтожает того, что совершается законно и по правилам.

Вальсамон говорит, что если епископия не подвергается опасности и не терпит вреда, епископ может за собственный счет (а возможно, и за счет избыточных доходов епископии) как основывать новые монастыри, так и обновлять разоренные. Например, патриарх Фотий основал монастырь Мануила; патриарх Алексий – Алексиевский монастырь; патриарх Феофилакт – известный монастырь руфиниан, подобным образом поступали и другие патриархи и архиереи[16]. Смотри Апост. 38.

Правило 8

Божественное и священное апостольское правило считает самоубийцами оскопляющих себя и, если они иереи, то извергает их; если же нет – не допускает их до священного сана. Отсюда становится ясно, что если оскопляющий себя есть самоубийца, то оскопляющий другого, без сомнения, убийца, и справедливо можно назвать его и хулителем самого творения. А потому святой Собор определил: если епископ, или пресвитер, или диакон будет изобличен в том, что или сделал кого-то евнухом собственноручно, или повелел сделать это кому-то другому, пусть будет извергнут, а если это сделает мирянин, то отлучен, – исключая тот случай, когда какая-либо болезнь вынудит оскопить заболевшего. Как 1-е правило Собора в Никее тех, кто в болезни подвергся операции оскопления, не наказывает, потому что они больны, так и мы не осуждаем иереев, приказывающих оскопить больных, и не обвиняем мирян, собственноручно совершающих оскопление, ибо мы считаем это врачеванием болезни, а не злым умыслом против создания или хулой на творение.

(Апост. 21–24; I Всел. 1.)

Толкование

Как 22-е апостольское правило возбраняет оскопившему себя становиться клириком, а 23-е извергает клириков, если они себя оскопили, как самоубийц и хулителей творения Божия, – так и настоящее правило извергает тех клириков, которые или своими руками оскопили кого-либо, или распорядились об этом, а мирян, совершивших это, отлучает. Если же кто впадет в такую болезнь, которая вынуждает прибегнуть к оскоплению, то ни иереев, повелевших оскопить его, не извергают, ни мирян, оскопивших этого человека своими руками, не подвергают отлучению, поскольку это оскопление совершается для излечения от болезни, а не для убийства человека или поругания над естеством. Прочти также Апост. 21.

Правило 9

Хотя апостольское и божественное правило предписывает извергать тех иереев, которые нападают с побоями на верных, впавших в грехи, или неверных, совершивших несправедливые поступки, но те, которые придумывают, как бы утолить собственный гнев, относят это, извращая апостольские установления, только к бьющим собственноручно, притом что ни это правило не имеет подобного значения, ни здравый смысл не позволяет думать так. Ведь поистине безрассудно и весьма погрешительно того, кто собственноручно нанес три или четыре удара, извергать, а того, кто, пользуясь предоставленной ему свободой, отдал приказание избить и жестоко продлил наказание даже до смерти, оставлять безнаказанным. Следовательно, упомянутое правило наказывает за избиение вообще, и мы утверждаем так: следует, чтобы иерей Божий вразумлял бесчинствующего поучениями, увещаниями, а иногда и церковными епитимиями, но не бросался на человеческие тела с бичами и ударами. Если же некоторые окажутся совершенно непокорными и не послушными вразумлению через епитимии, таковых никто не возбраняет вразумлять через обвинение перед начальствующими того места. И 5-е правило Антиохийского собора тех, кто вносит смятение в Церковь и устраивает в ней мятежи, предписывает обращать к порядку с помощью внешней власти.

(Апост. 27; Антиох. 5; Карфаг. 57, 62, 76, 83, 99, 100, 106, 107.)

Толкование

Некоторые священнослужители, превратно толкуя 27-е апостольское правило, извергающее тех священнослужителей, которые бьют верного или неверного, говорят: правило извергает только тех, которые ударят своей рукой, а не тех, которые велят отдать для избиения другим, – и желают этим превратным толкованием оправдать свой неразумный гнев. Неразумно, говорит настоящее правило, нам считать, будто божественные апостолы приказали, чтобы священнослужителя, который своей рукой ударит три или, допустим, четыре раза, извергали, а того, кто отдаст человека другим для жестокого избиения вплоть до смерти, оставляли без наказания. Итак, поскольку апостольское правило говорит просто и без подробностей: должен быть извержен тот, кто ударит, своей ли рукой или отдав другим, то и мы определяем подобным образом. Следует, чтобы иереи Божии вразумляли бесчинных увещаниями и советами, а иногда и церковными епитимиями, т. е. отлучением от причастия или преданием анафеме (в том случае если они не слушаются советов), а не обрушивались на людей с палочными ударами. Если же некоторых не вразумляют и церковные епитимии, таких дозволительно передавать для наказания внешним властям. Так и Антиох. 5 определяет, чтобы поднявшие мятеж в Церкви были вразумляемы властью правителей. Прочти указанное правило Апост. 27.

Правило 10

Открыто предавшиеся своим страстям не только не страшатся наказания, назначенного священными правилами, но и дерзают над этими правилами глумиться. А именно, они превратно толкуют их и искажают сообразно со своей страстной волей, чтобы в угоду страсти, по словам Григория Богослова17, им не только не нести ответственности за совершенное зло, но и само зло казалось Божественным. Апостольское правило говорит: освященный золотой или серебряный сосуд или завесу да не присваивает более никто для собственного употребления, ибо это беззаконно; если же кто-либо окажется в этом уличен, да будет наказан отлучением. Ссылаясь на это правило в оправдание собственных беззаконий, они утверждают, что не следует считать достойными извержения тех, которые честной покров святой трапезы или какое-то другое из священных облачений перешивают в одежду для себя, и даже тех, которые святую чашу – о, нечестие! – или честной дискос и т. п. используют для собственных нужд или оскверняют! Ведь они заявляют, что правило признает справедливым, чтобы впадающих в это отлучали, а не извергали. Но кто потерпит столь великое искажение и нечестие? Правило подвергает отлучению тех, кто освященные предметы только берет для своего пользования, а не совершенно похищает, – а они освобождают от извержения тех, кто совершенно расхищает Святое Святых и святотатствует там. Они также считают, что не заслуживают извержения те, которые оскверняют честные дискосы или священные чаши, используя их для обычной пищи по собственному рассуждению, хотя это явное осквернение и очевидно, что поступающие так подпадают не только извержению, но и обвинению в крайнем нечестии. Поэтому святой Собор определил подвергать совершенному извержению тех, кто святую чашу, или дискос, или лжицу, или честной покров, или так называемый возду́х, или вообще[18] что-либо из находящихся в алтаре священных и святых сосудов или облачений похищает ради собственной выгоды или употребляет с несвященными целями, ибо одно из этих действий есть осквернение, а другое – хищение святого. А тех, кто берет, для себя или для других, не на священное употребление сосуды, освященные вне алтаря, или облачения, правило отлучает, и мы отлучаем вместе с ним; тех же, кто совсем похищает, мы подвергаем осуждению как святотатцев.

(Апост. 72, 73; Григория Нис. 8.)

Толкование

Некоторые, искажая правило Апост. 73, отлучающее тех, кто пользовался для обычных и несвященных действий священным сосудом или облачением, говорили, что не заслуживают извержения те, кто использует облачение со святой трапезы себе на сорочку или другую одежду или использует для собственных нужд или же оскверняет несвященным употреблением святую чашу и честной дискос и прочие божественнейшие сосуды, находящиеся в алтаре, поскольку апостолы только отлучают делающих это, а не извергают. Итак, настоящее правило определяет, что говорящие так искажают апостольское правило и по собственной страсти его перетолковывают. Ведь если правило отлучает тех, которые не похищали, но лишь брали для несвященного употребления сосуды, освященные вне алтаря простым посвящением храму, – неужели те, которые и похищают, и оскверняют несвященным и нечистым употреблением то, что принадлежит Святому Святых, т. е. чаши и божественные дискосы и т. п., с помощью чего совершаются внушающие трепет Таинства, не должны не только быть извержены, но и дать ответ за свое крайнее нечестие? Итак, тот священнослужитель, который похитит находящиеся в алтаре святые сосуды или облачения или использует их для несвященной цели, несомненно, должен быть извержен, поскольку это хищение есть, скажем так, «святохищение» (ἁγιοσυλία), т. е. хищение гораздо большее по сравнению с просто святотатством, а это несвященное употребление – поругание и осквернение святынь. Тех, кто находящиеся вне святого алтаря сосуды или облачения употребляет для собственных несвященных целей или отдает другим для того же, и апостольское правило, и мы отлучаем[19]; а тех, кто совершенно их похитил, мы подвергаем осуждению как святотатцев.

Прочти и Апост. 73.

Правило 11

Пресвитеров или диаконов, принимающих на себя мирские начальственные должности или заботы или звание управляющих в домах начальников, божественные и священные правила извергают. Итак, подтверждая это, мы выносим определение и относительно всех прочих, зачисленных в клир: если кто из них займет мирские начальственные должности или примет на себя звание управляющих в домах или загородных имениях начальников, того изгонять из клира. Никтоже может, по неложному слову Самого Христа, истинного Бога нашего, двема господинома работати (Мф.6:24Лк.16:13).

(Апост. 6, 81, 83; IV Всел. 3, 7; VII Всел. ю; Карфаг. 18.)

Толкование

Настоящее правило возбраняет не только тем, кого посвятили внутри алтаря, как то указывают прочие правила, но и всем посвященным вне алтаря клирикам занимать мирские должности и места управляющих, т. е. брать на себя дела управления и попечения, как в домах архонтов, так и в их загородных поместьях. А кто из них поступит так, должен быть лишен своей степени, поскольку, по изречению Господа, никто не может работать двум господам.

Смотри также Апост. 6.

Правило 12

Поскольку святой Вселенский VI собор извергает тех клириков, которые вопреки воле епископа совершают литургию или крещение в молельнях внутри жилищ, мы также соглашаемся с этим. Святая Церковь право правит, распространяет и защищает слово истины, соблюдает святость жизни и учит ей[20], а значит, постыдно и нечестиво попускать, чтобы живущие в необузданности прокрадывались в жилища, разрушали благочиние Церкви и наполняли ее многими смятениями и соблазнами. Поэтому настоящий священный и богосодействуемый Собор, пребывая в согласии со святым VI Вселенским собором, постановил, чтобы в молельнях внутри домов служили назначенные, т. е. получившие назначение от местного епископа. Если же кто-то кроме них вопреки воле епископа вторгается в дома и дерзает приступать к совершению литургии, то таковых следует извергать, а вступивших с ними в общение подвергать отлучению.

(Апост. 31; IV Всел. 18; VI Всел. 59; Двукрат. 12–15; Гангр. 6; Карфаг. 10, 62; Антиох. 5; Лаодик. 58.)

Толкование

Настоящее правило согласуется с правилом VI Всел. 31, которое мы уже изъяснили; смотри его толкование в своем месте. Отцы настоящего Собора добавляют только одно: те, которые будут литургисать в неосвященных молельнях внутри жилищ, должны быть определены и назначены на это местным архиереем. Если же какие-то другие священнослужители, не будучи определены на это архиереем, дерзнут совершить литургию в тех же молельнях, то они должны быть извержены, а миряне, которые участвовали в их служении, отлучены.

Смотри также Апост. 31.

Правило 13

Вселукавый, посеяв в Христовой Церкви семена еретических плевел и видя, как их с корнем посекает меч Духа, вступил на другой путь коварства, покушаясь разделить Христово тело безумством раскольников. Но решительно отражая и этот его злой замысел, святой Собор определил на будущее время: если пресвитер или диакон, обвиняя собственного епископа в неких преступлениях, дерзнет прежде соборного рассуждения, рассмотрения дела и окончательного осуждения епископа отложиться от общения с ним и не будет возносить его имя согласно Преданию Церкви на литургии во время священных молитв, то он подлежит извержению и лишается всякой священнической чести. Ведь находящийся в сане пресвитера, но похищающий суд митрополитов и сам по себе прежде суда осуждающий своего отца и епископа не достоин и чести или имени пресвитера. А те, кто следует за ним, если они священнослужители – пусть и они будут лишены своей чести; если же монахи или миряне – пусть будут совершенно отлучены от Церкви, до тех пор пока не возвратятся к собственному епископу, с отвращением отвергнув общение с раскольниками.

(Апост. 31; IV Всел. 18; VI Всел. 31, 34; Двукрат. 12, 14, 15; Антиох. 5; Гангр. 6; Карфаг. 10, 11, 60.)

Толкование

Как еретиками, так и раскольниками диавол пользуется для того, чтобы разделить тело Христово, т. е. Его Церковь. Поэтому настоящее правило определяет: пресвитер или диакон, которые отделятся от общения со своим епископом и не будут поминать по обычаю его имя до того, как Собор разберет его преступление и вынесет приговор, пусть будут извергнуты. Они не заслуживают достоинства и имени пресвитера или диакона, потому что осудили епископа, своего отца по духу, и похитили право митрополитов судить. Ведь митрополиты, а не клирики судят епископов. А те, которые состоят в общении с этими отступниками, пресвитерами и диаконами, если они священнослужители – пусть будут извергнуты, а если монахи и миряне – отлучены не только от Божественных Таинств, но и от Церкви, до тех пор пока не возненавидят этих отступников и не соединятся со своим собственным епископом[21].

Смотри и Апост. 31.

Правило 14

Если какой епископ, под предлогом проступка своего митрополита, прежде соборного постановления отступит от общения с ним и не будет возносить по обычаю его имя при Божественном тайнодействии, то Собор определил, чтобы таковой был извержен, впрочем, лишь в том случае, если, отступив от собственного митрополита, начал раскол. Должно каждому знать свою меру, и ни пресвитер не должен пренебрегать своим епископом, ни епископ – своим митрополитом.

(Апост. 31; IV Всел. 18; VI Всел. 31, 34; Двукрат. 12, 13, 15; Антиох. 5; Гангр. 6; Карфаг. 10, 11, 62.)

Толкование

Подобно предыдущему правилу, и настоящее извергает тех епископов, которые отделятся от общения со своим митрополитом и не будут поминать по обычаю его имя: не должно ни пресвитеру пренебрегать своим епископом, ни епископу – своим митрополитом.

Прочти также Апост. 31.

Правило 15

То, что определено о пресвитерах, епископах и митрополитах, тем более приличествует патриархам. Поэтому святой Собор определил: если какой-либо пресвитер, епископ или митрополит дерзнет разорвать общение со своим патриархом и не будет возносить его имя при Божественном тайнодействии по определенному и установленному чину, но прежде соборного постановления и окончательного осуждения патриарха учинит раскол, то должно совершенно лишить его всякой степени священства, если только он будет обличен в этом беззаконии.

Впрочем, это утверждение и определение относится к тем, которые под предлогом каких-либо преступлений отступают от своих предстоятелей и учиняют расколы, разрушая единство Церкви. Ведь те, кто отделяется от общения со своим предстоятелем из-за какой-нибудь ереси, осужденной святыми Соборами или отцами (если тот всенародно проповедует ересь и открыто учит ей в церквах), не только не подлежат назначенной правилами епитимий за то, что прежде соборного постановления оградили себя от общения с названным епископом, но и достойны чести, подобающей православным. И действительно, они осудили не епископов, но лжеепископов и лжеучителей и не рассекли единство Церкви расколом, но постарались избавить Церковь от расколов и разделений.

(Апост. 31; IV Всел. 18; VI Всел. 31. 34; Двукрат. 12–14; Антиох. 5; Гангр. 6; Карфаг. 10, 11, 62.)

Толкование

Определения предыдущих правил о епископах и митрополитах настоящее правило в еще большей степени относит к патриархам. Оно говорит, что тот пресвитер, епископ или митрополит, который разорвет общение со своим патриархом и не будет по обычаю поминать его имя (собственно, здесь речь только о митрополите, потому что пресвитер поминает своего епископа, а епископ – митрополита), прежде чем предъявит свои обвинения против него на Соборе и патриарх будет соборно осужден, должен быть совершенно извержен: епископ и митрополит лишаются права совершать архиерейское служение, а пресвитер – любое священнодействие.

Однако так должно быть в том случае, если пресвитеры отделяются от своих епископов, епископы от митрополитов, а митрополиты от патриархов из-за таких преступлений, как блуд, святотатство и подобное[22]. Если же названные предстоятели – еретики и всенародно проповедуют ересь[23], из-за чего их подчиненные и отделяются от них прежде соборного осуждения, то отделяющиеся не только не подлежат суду, но и достойны чести, подобающей им как православным, поскольку их отделение не произвело раскола в Церкви, но скорее освободило ее от раскола и ереси лжеепископов.

Смотри также Апост. 31.

Правило 16

Из-за случающихся в Церкви распрей и смятений необходимо определить и следующее: отнюдь не поставлять епископа для той Церкви, предстоятель которой жив и остается в своем сане, если только он добровольно не отречется от епископства. И в самом деле, прежде следует довести до конца каноническое исследование вины того, кого предполагают лишить епископства, и уже после его низложения вместо него возводить на епископство другого. Если же какой-либо епископ, оставаясь в своем сане, не желает ни отречься от епископства, ни быть пастырем своего народа, но, оставив свою епископскую область, более шести месяцев живет в другом месте, хотя его не удерживает ни императорский приказ, ни служение, порученное ему патриархом, ни тяжкая болезнь, приковавшая его к постели, то такой, удалившийся из своей епископии и больше шести месяцев живущий в ином месте, тогда как ему не препятствует ни одна из указанных причин, да будет полностью лишен епископской чести и достоинства. Ибо святой Собор определил, чтобы тот, кто нерадит о вверенной ему пастве и задерживается в другом месте более шести месяцев, был совершенно лишен архиерейства, в которое он возведен ради пастырства, а на его епископское место был избран вместо него другой.

(Апост. 58; VI Всел. 19, 80; Сардик. 11; Карфаг. 79, 82, 86,131–133; Петра Александр, 10; Григория Нис. 6; Кирилла Александр. 1.)

Толкование

Это правило запрещает поставлять епископа в ту епископскую область, предстоятель которой жив и остается в архиерейском сане, потому что это вызывает соблазны и смятение в Церкви. Исключение составляет только тот случай, если епископ добровольно отрекся от своей епископской области (чему причина в каком-то тайном препятствии, о котором см. в послании III Собора)[24]. Если же епископ за какие-то преступления заслуживает изгнания из своей епископской области, то сначала следует соборно рассмотреть эти преступления и низложить его, а потом уже поставить другого епископа на его место.

Если же епископ не желает ни сложить с себя сан, ни быть пастырем своему народу, но живет вне своей епископской области дольше шести месяцев[25], хотя ему не препятствует вернуться ни императорский приказ, ни послушание, порученное ему патриархом[26], ни серьезная болезнь, делающая его неподвижным, то такой, когда его призывают, а он не возвращается, но нерадит о вверенном ему стаде, да будет совершенно извержен из архиерейского сана, а вместо него следует рукоположить другого епископа.

Отметь, что слова в начале настоящего правила «если только епископ добровольно не отречется от епископства» потом как бы исправлены словами о том, что епископа должно лишать его области за преступления, а не тогда, когда он просто по нерадению или бездействию подаст добровольное отречение (только тайное препятствие, как мы сказали, может служить достаточным основанием для добровольного отречения).

Согласование

Согласно с настоящим правилом и правило Карфаг. 96 определяет, что епископа не должно лишать его епископской области прежде окончательного решения его дела. А правило Сардик. 4 не дозволяет поставлять епископа на епископскую кафедру вместо изверженного епископа прежде решения на этот счет римского предстоятеля, чтобы в одном городе не было двух епископов, что противозаконно и запрещено правилами I Всел. 8 и IV Всел. 12.

Смотри также Апост. 58 и VI Всел. 80.

Правило 17

Заботясь о соблюдении во всем церковного благочиния, мы признали необходимым определить и то, чтобы впредь никого из мирян или монахов не возводили сразу же на высоту епископства, но прежде испытывали на церковных степенях, после чего рукополагали во епископа. Ибо хотя и доныне некоторые миряне или монахи по необходимости удостаивались сразу же епископской чести, превосходили других добродетелью и возвышали свои Церкви, но мы, не считая редкий случай законом для Церкви, определяем, чтобы впредь этого не было. Рукополагаемый да пройдет по порядку все степени священства, в каждом чине оставаясь положенное время.

(Апост. 8о; I Всел. 2; Лаодик. 3; Сардик. 10; Неокесар. 12; Кирилла Александр. 4.)

Толкование

Настоящее правило запрещает возводить на высоту архиерейства, т. е. рукополагать в архиерея мирянина или монаха сразу после избрания, но требует, во-первых, рукополагать его по порядку на каждую степень священства, т. е. в чтеца, иподиакона, диакона и пресвитера, а во-вторых, на каждой из степеней оставлять его на достаточное время[27], после чего, если будет достоин, рукополагать и в епископа. И хотя до сего времени при вынужденных обстоятельствах некоторые из мирян или монахов сразу стали епископами (т. е. не проведя по обычаю определенного времени на каждой степени священства) и оказались достойными, просияв добродетелями и прославив свои области[28], однако же частные и редкие случаи, вызванные обстоятельствами, не становятся всеобщим законом для Церкви (об этом говорит Григорий Богослов, об этом сказано и во 2-м деянии Собора в Святой Софии: «Хорошее, но редко случающееся не может быть законом для многих»). И потому отныне и впредь такого быть не должно.

Прочти также Апост. 80.

* * *

8

Опись (Ppepiov) – это латинское слово (по-латыни breviarium.), происходящее от глагола brevio, сокращать. Оно обозначает краткий и обзорный перечень, или кодекс, – то, что ныне обычно называют ppapiov.

9

Это же самое следует соблюдать и по отношению к тем, кто основывает скиты или жертвует нечто туда, или в Божественные храмы, или в другие места, посвященные Богу. После пожертвования все дарители не могут распоряжаться посвященным Богу

10

Правило великосхимников, т. е. монахов, имеющих полное пострижение, следующее: каждые сутки делать коленопреклонений, т. е. земных поклонов, согласно святым отцам, – 300 (см.: Добротолюбие. С. 1053) (Callist. et Ign. Xanthopul. Op. ascet. 39 // PG 147, 712D.); согласно же рассудительным мужам Святой Горы, коленопреклонений – 120, а поясных поклонов – 12 четок. Монахи в малой схиме, они же ставрофорные, делают коленопреклонений 100, а поясных поклонов – б четок. Рясофорные же – коленопреклонений 100, а поясных поклонов – 3 четки. Если монахи неграмотны и не могут ни прочесть, ни выслушать свое правило, им следует вместо утрени помолиться стоя 30 четок, говоря на каждый узелок четок: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Вместо часов – 10 четок, вместо вечерни – 10 и вместо повечерия – 10, как определяют канонники Святой Горы. А о том, когда исполняется прежде указанное правило, а когда не исполняется, смотри I Всел. 20.

11

Василий Великий в своем подвижническом слове, начало которого: Приидите, вси труждающиися..., употребляет те же выражения и требует от будущего старца и духовного отца тех же добродетелей, что и настоящее правило. Обращаясь к готовящемуся предать себя в повиновение, Василий говорит: «С большой заботой и предусмотрительностью постарайся, брат, найти такого непогрешимого учителя и руководителя твоего жительства, который хорошо знает, как руководить шествующими к Богу, украшен добродетелями, имеет от своих дел свидетельство его любви к Богу, знает Божественные писания, не сребролюбив, не предан суете, прилежит безмолвию, боголюбив, сострадателен к нищим, не гневлив, силен в наставлении своих ближних... и пр. И вообще говоря, мужа многодобродетельного, чтобы ты стал наследником благ, присущих ему» (Basil. Magn. Sermo de renuntiat. saeculi // PG 31, 632B.). А св. Каллист Ксанфопул в гл. 14 (Добротолюбие. С. 1021), изъясняя, каким должен быть непогрешимый старец, учит: «Он должен из священных писаний приводить свидетельства того, что говорит. А когда найдешь такого старца и вручишь себя ему, нужно следовать его повелениям» (Callist. et Ign. Xanthopul. Op. ascet. 14 // PG 147, 652AB.). По словам Василия Великого, все, что говорит старец, должно быть для братства законом и правилом (Basil. Magn. Ascet. (brev.) 64 // PG 31,1128D.).

Поскольку же мы сказали о том, какие добродетели нужно иметь старцу, хорошо было бы вкратце указать и на добродетели, приличествующие послушнику. Итак, Великий Василий (см. правила 26 и 46 из пространно изложенных) говорит, что послушник не должен скрывать в себе никакого тайного движения, но через исповедание объявлять тайны своего сердца и каждый грех открывать настоятелю или сам наедине, или через посредство других братьев, которые знают об этом грехе, если они сами не могут его исцелить (PG 31, 985CD и ю36В.). О том, что исповедь необходима для послушников, говорит и прежде упомянутый Каллист в гл. 15 (PG 147, 656А.), а до него сказал Иоанн Лествичник в слове 4 о послушании. К исповеди Каллист прибавляет и другие четыре делания, которые необходимы послушнику и указания на которые он нашел у Лествичника: иметь чистую и искреннюю веру к своему старцу, так чтобы послушник, видя старца и слушаясь его, думал, что видит и слушается Самого Христа; быть правдивым во всех словах и делах и не говорить одного вместо другого; не исполнять собственной воли; не противоречить (PG 147, 656.). Иоанн Лествичник к этим пяти деланиям, о которых мы сказали, добавляет и то, что послушнику следует иметь и крепкую любовь к своему старцу: «Я удивлюсь, если без такой любви не всуе проводит время в том месте послушник, будучи соединен со своим старцем одним притворным и лицемерным повиновением». Говорит он и о том, что мы не должны судить и осуждать своих старцев, если видим, что они, как люди, допускают некие малые погрешности (Ioan. Climac. л,. 28 // PG 88, 693В и 68oD.).

12

Заметь, что, согласно этому правилу, совершать постриг должен один, а быть старцем-восприемником – другой. А если кто-либо в то же время и постригает, и становится старцем, то он подлежит наказанию по правилу, если только поступает таким образом не по крайней необходимости, так как нет другого восприемника. Поэтому я удивляюсь, как Симеон Фессалоникийский (гл. 272) (Sym. Thessal. De poenit. 272 // PG 155, 496.), не добавив, что это происходит вынужденно, сказал, что один и тот же бывает как восприемником и отцом, так и постригающим монаха иереем, – а это является нарушением настоящего правила. Поэтому к приведенным словам Симеона следует добавить подразумевающееся «по необходимости».

Хотя обычай, чтобы восприемник и постригающий иерей имели ту же степень пострига, какую готовится восприять монах, т. е. были ставрофорными или великосхимниками, и не основан на каком-либо правиле, но поскольку этот обычай благодаря традиции стал господствующим, его следует соблюдать. Говорит об этом и святейший патриарх Лука со своим Собором в неких рукописных ответах: «Пострижение в великую схиму, которое совершается мантийным (т. е. ставрофорным) иереем, всегда возбуждает сомнения. И более того, мне попалось одно правило, которое приписывается патриарху Никифору и в котором он ясно говорит, что великосхимник должен принимать постриг от иерея в великой схиме, потому что давать можно то, что имеешь». Однако нам кажется, что иерею принадлежит право постригать не потому, что он монах, но потому, что он иерей, какую бы степень пострига он ни имел. Однако если помысл того, кто готовится стать монахом, колеблется сомнением, пусть такой принимает постриг от иерея-великосхимника (если только для этого не будет какого-нибудь непреодолимого препятствия) – но ради того, чтобы устранить сомнение, а не ради необходимости.

13

Обрати внимание, что настоящее правило с такой строгостью требует от монахов не удаляться из своих монастырей, что сам их уход называет словом «бегство», которое греки обычно применяют по отношению к беглым рабам и тем, кто связан и заключен под стражу, когда они разбивают оковы, выбираются из темницы и тайно убегают.

14

Пусть от епитимии, определяемой настоящим правилом, придут в смущение и исправят свое неподобающее поведение нынешние предстоятели и игумены монастырей, которые только что пришедших из мира и даже не знающих, что обозначает образ монашеский, после немногих дней облекают во святой образ и затем оставляют их жить в нерадении. Эти отречения от мира воистину безрассудны и совершены без испытания, они разрушают монашеское благочиние и приносят душевную погибель и старцам, и послушникам.

Заметь, что 13-е постановление 1-го тит. «Новелл» определяет, что как рабы, так и свободные должны в течение трех лет проходить в монастыре испытание в мирском платье (см. примеч. к VI Всел. 45). Они должны открыть и свою жизнь, и причину, по которой желают вступить в монашество, а спустя три года, если окажутся достойны, пусть станут монахами, освободятся от рабства и уже нисколько об этом не заботятся. Если же рабы украли какие-либо вещи, пусть владелец получит их от монастыря. Если владелец заявит, что раб украл у него вещи и принес их в монастырь, и потребует, чтобы раб, еще проходящий это трехлетнее испытание, был ему возвращен, не следует сразу же отдавать ему раба. Пусть сначала докажет, что это его раб и что он обокрал его и бежал, и после этого уже пусть забирает и его, и вещи, которые он принес в монастырь. Но если он не сможет этого доказать, а раб, как будет видно из его подвигов, окажется благочестив, пусть этот раб, хотя бы и не прошли еще три года, останется в монастыре и после трех лет станет монахом (Фотий. Тит.11:3).

Обрати внимание и на то, что определение настоящего правила Бог еще прежде утвердил свыше: явившийся Пахомию ангел повелел ему три года испытывать новоначальных тяжелыми послушаниями и потом принимать в общежитие (см. житие Пахомия в «Лавсаике» (Pallad. Hist. laus. 38 // PG 34, 1102В.)). Отсюда следует, что определение 123-й новеллы Юстиниана, которая оставляет на усмотрение игумена срок испытания для ищущего монашества, недействительно. Из настоящего правила вытекает и следующее: если кто, находясь в монастыре в течение трех лет, не стал монахом, то в дальнейшем он живет с братией в монастыре незаконно, и ему следует или принять монашество, или удалиться из обители.

15

Согласно с настоящим правилом определяет и 13-е постановление 1-го тит. «Новелл» (у Фотия тит. 11, гл. 1): «Желающему принять монашество подобает сперва распорядиться своим имуществом, потому что когда он вступит в монастырь, то и его имущество поступает во власть монастыря, даже если человек и не произнес определенно, своими устами: „Пусть имуществом распоряжается монастырь"».

123-я новелла Юстиниана в 4-й кн. «Василик», тит. 1 (у Фотия тит. 11, гл. 1) определяет: если постриженный в монашество имеет детей, но прежде принятия пострига не выделил им часть имущества, он может и после пострижения отдать им законную часть имущества в том же размере, однако и сам должен быть сопричислен к участникам этого раздела, как бы на правах одного из детей. Предположим, если у кого-то трое детей, пусть посчитают и его самого – будет четверо, и таким образом имущество его должно быть разделено на четверых. Дети получают причитающуюся им часть, а их отец-монах свою часть отдает в дар монастырю. Если же, не успев распорядиться своим имуществом, этот монах умрет в монастыре, то и после его смерти дети пусть получат свою законную часть, а остальное унаследует монастырь.

Итак, приведенная новелла в качестве наследников монаха, не распорядившегося своим имуществом и не оставившего завещания, рассматривает только его детей, а Зонара, и в особенности Вальсамон, полагают, что наследниками, которых невозможно обойти, считаются также родители монаха. Вальсамон приводит в свидетельство этого 118-ю новеллу Юстиниана, находящуюся в конце 3-го тит. 45-й кн. «Василик». Она определяет, чтобы сначала в качестве наследников были записаны дети; если же детей нет, то родители. Кого-то другого из родственников по боковой линии никто не обязан делать наследниками, если сам того не желает. А то, что монашествующие, не составившие завещания, должны делать наследниками своих сыновей и родителей, и в особенности если те терпят нужду, некоторые доказывают на основании правил Гангр. 15 и 16, в которых определено, чтобы дети и родители питали друг друга и заботились друг о друге.

Подтверждает это мнение и великий среди отцов Варсонофий в ответе Елиану, игумену монастыря св. Серида, о том, что ему необходимо и поговорить несколько раз со своей матерью, и помочь ей в ее телесных потребностях. «Со старицей твоей (т. е. матерью. – Прп. Н.) ты должен в течение всей ее жизни беседовать по временам и удовлетворять ее потребности, пожелает ли она жить в городе или в этом селении».

Приведенные узаконения распространяются на то имущество, которым монахи владели до вступления в монашество, а то имущество, которое они приобретут от имени монастыря, они не имеют права отдавать в качестве наследства ни своим детям, ни родителям, ни другим родственникам (за исключением случая, когда хотят оказать им милость как нищим, а не как родственникам), потому что это имущество посвящено Богу. Епископы и клирики, по Карфаг. 40, если приобретут какое-либо имущество после посвящения в епископство или вступления в клир, должны оставить его в своей епископии и церкви, а иначе они подвергаются осуждению как воры и похитители. Подобным образом, и в гораздо большей степени, осуждаются и монахи. Если же монахи получат какие-то вещи по наследству от родственников или как дар им самим, а не монастырю, то после принятия пострига они могут оставить что-либо из этих вещей своим родственникам, хотя и из этого что-то следует уделить монастырю, подобно тому, как повелевает это делать епископам и клирикам вышеупомянутое правило Карфагенского собора. В самом деле, закон говорит, что о подобном следует судить по подобному, а в нашем случае уподобляются приобретения епископов и клириков от их епископских кафедр или церквей и приобретения монахов от монастыря. Обрати внимание: то, что мы сказалиˆО монахах, живущих в монастырях, нужно относить без изменений также к келлиотам и скитянам. Вальсамон говорит, что ни законы, ни правила не делают различия между монахами-келлиотами и монахами, живущими в монастыре.

Василий Великий учит (см. правило 9 из пространно изложенных), что желающему вступить в монашество не должно пренебрегать своим имуществом, но, добросовестно собрав все как уже посвященное Богу, следует распределить то или собственноручно, если он имеет опыт в такого рода делах, или через другого человека, испытанного и отличающегося разумностью и верностью в делах распоряжения имуществом, – т. е. ему следует раздать свое имение нуждающимся и нищим. Ведь равно небезопасно как оставлять имущество своим родственникам, так и раздавать его через непроверенного человека. Если же родственники начнут бессовестно спорить и удерживать у себя его имущество, он должен им сказать, что они совершают святотатство, но привлекать их к мирскому суду из-за имущества он не должен, памятуя сказанное Господом: Хотящему судитися с тобою и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу (Мф.5:40). (См. также все это пространно изложенное правило, принадлежащее названному святому; оно весьма необходимо для разбираемого вопроса (PG 31, 941А-944В.).) А в 187-м правиле из кратко изложенных св. Василий учит, что даже если родственники монахов находятся в великой нужде, они не должны ничего удерживать из имущества монахов, но пусть все полностью отдадут им, чтобы не подпасть осуждению за святотатство. Однако не следует это имущество расходовать на глазах у тех монахов, которым оно принадлежало, чтобы и они сами не гордились тем, что принесли эти вещи в киновию и напитали остальных, и нищие монахи, не имеющие ничего, не стыдились своей нищеты. Пусть эконом распорядится этим имуществом по своему усмотрению (PG31, 1208BC.).

Так говорят правила и так говорят святые, а мы, со своей стороны, ежедневно наблюдаем, что те, которые унаследовали от монахов деньги или какие-нибудь вещи, вносят в свои жилища огонь, поядающий до истребления, по словам Иова (Иов.31:12), и не только не благоденствуют, но и становятся из богатых нищими и доходят даже до того, что им самим впору просить милостыню, потому что вещи, посвященные Богу, должны принадлежать людям, посвятившим себя Богу, а не миру.

16

Против тех епископов, которые строят на неправедные доходы, так пишет св. Исидор: «Как говорят, ты строишь церковь в Пелусии, великолепную судя по средствам, употребленным для этого, но строишь лукавыми нравами, продажей рукоположений, неправдами, оскорблениями, притеснением бедных, расточением того, что принадлежит нищим. Это не что иное как созидать Сион кровьми и Иерусалим неправдами (Мих.3:10). Бог не нуждается в жертвах, которые приносят от чужого достатка. Итак, перестань строить и обижать, чтобы этот дом не послужил тебе в обличение пред Богом – чтобы высоко поднявшись, не стал тебе вечным обвинением» (письмо 37 к еп. Евсевию) (PG 78, 205AB.). И Аввакум говорит: У, люте созидающему град кровьми (Авв.2:12).

17

Greg. Nazianz. Or. 39– 7 // PG 36, 341.

18

Перечисленные до этого места предметы не упоминаются в печатных сводах правил, и Зонара и Вальсамон в своих толкованиях канонов также совершенно не упоминают о них. Однако же в таком виде текст можно найти во многих рукописных кодексах, сделанных исправной и искусной рукой.

19

Ясно, что по умолчанию подразумевается: те, кто берет эти священные предметы и использует их для своих обыденных нужд или ради нужд других, должны вернуть их обратно в храм. А не вернувшие, даже если они сами пожертвовали эти вещи и являются настоятелями храма, осуждаются как святотатцы, подобно Анании и Сапфире.

20

Обрати внимание, что в других источниках нет этой части предложения: «соблюдает святость жизни и учит ей».

21

Смотри также 1-е правило Василия Велик., который наказывает устраивающих самочинные сборища лишь временным запрещением в священнослужении.

22

Несмотря на это, правило Апост. 31 считает отделяющегося невиновным, если он знает, что его предстоятель попирает справедливость.

23

Из этих слов правила явствует (как считает Вальсамон), что нельзя отделяться от своего епископа, если он придерживается ереси, но хранит это в тайне, потому что может так случиться, что впоследствии он сам исправится.

24

Вероятно, правило говорит это ради св. Фотия, ставшего патриархом при еще живом патриархе Игнатии, как мы сказали вначале. Впрочем, и множество других архиереев и патриархов были рукоположены, несмотря на то что их предшественники были еще живы (см.: Досифей. Двенадцатикнижие. С. 123). Однако это незаконно и против правил, а потому не пример для подражания.

25

Значит, должно быть лишено силы 1-е постановление 1-го тит. «Новелл», т. е. 67-я Юстинианова новелла, по Вальсамону (Фотий. Тит. 8, гл. 2), определяющая, что епископ лишается своей области, если отсутствует в ней больше года (а не шести месяцев, как определяет настоящее правило). Кроме того, не имеет силы и постановление Мануила Комнина, определяющее, что архиереев, которые живут больше шести месяцев в чужом месте, должно изгонять только оттуда, а не из своей области. Ведь, как мы сказали в предисловии к этой книге, противоречащие правилам гражданские законы не имеют силы, что подтверждают и сами эти законы.

А 7-е постановление 1-го тит. «Новелл», запрещающее эконому епископии давать средства епископу, который долгое время отсутствует в своей области, конечно же, имеет силу и действует.

Остается сказать, что, по Сардик. 11, 12 и VI Всел. 80, епископу дозволяется отсутствовать в своей области только три недели.

26

Таким образом, и император, и патриарх по правилам могут и долее шести месяцев удерживать епископа от возвращения в свою область.

27

Некоторые спрашивали, сколько времени должно проводить на каждой степени священства. И одни отвечали, что семь дней, делая такой вывод из «Слова о священстве» Григория Богослова, другие – три месяца, приводя свидетельство из 122-й новеллы Юстиниана, но на самом деле срок не определен. И действительно, Сардикийский собор в 10-м правиле определяет, что этот срок должен быть достаточным для того, чтобы обнаружилась и вера, и благонравие, и твердость убеждений рукополагаемого. Но ведь известно, что вера и убеждения у одних обнаруживаются быстрее, а у других медленнее, значит, и срок для каждого неясен. Впрочем, на каждой степени должно проводить не как можно меньше, но как можно больше времени.

28

Именно такими архиереями и патриархами стали рукоположенные из мирян Нектарий, Амвросий, Тарасий, Никифор и сам присутствовавший в то время на Соборе священный Фотий, из-за которого, собственно, Собор и утвердил это правило. Дело в том, что хотя Фотий принял патриаршество по примеру Тарасия, Никифора и Амвросия, тем не менее римляне укоряли его за это. Из упомянутых здесь лиц Тарасий, Никифор и Фотий поставлены из мирян, а Нектарий и Амвросий – даже из оглашенных. Как только они крестились и приняли по порядку все степени священства, Нектария II Вселенский собор провозгласил патриархом Константинопольским, а Амвросия клир и народ – Медиоланским архиереем. 

Смотри также предисловие Досифея к «Томосу радости» (с. 6), где он говорит, что Фотий писал к римскому папе Николаю о том, что он сам содействовал принятию этого правила на Соборе ради согласия между двумя Церквами, Константинопольской и Римской, и ради того, чтобы удалить всякий камень соблазна.

Источник: Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. – Т. 3: Правила Поместных соборов. – Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря, 2019 – 430 с.

Просмотров: 122


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить


Если на странице недоступен видеоконтент, попробуйте поискать его самостоятельно по ссылкам:

По названию (Google) - 17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями

По описанию (Google) - 17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями / Том 3. Правила Поместных Соборов / Пидалион / Правила Православной Церкви с толкованиями / преподобный Никодим Святогорец

По названию (Yandex) - 17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями

По описанию (Yandex) - 17 правил Собора, который состоялся в храме Святых Апостолов и получил название Двукратного с толкованиями / Том 3. Правила Поместных Соборов / Пидалион / Правила Православной Церкви с толкованиями / преподобный Никодим Святогорец

Вопрос-ответ

последние вопросы

Татьяна 2018-09-28 21:15:00

Здравствуйте! Подскажите у нас в городе есть воскресная школа для взрослых?

Ответ:

Бог в Помощь! Да, у нас в городе есть воскресная школа для взрослых. Задать вопросы и узнать расписание занятий можно здесь:

https://vk.com/odmsamara
https://odmsamara.ru/

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



Новости:

  • 18.07.2021

    Непогреши́мость (безошибочность) – 1) свойство, прис...

    7
  • 18.07.2021

    Непогреши́мость (безошибочность) – 1) свойство, прис...

    7
  • 10.07.2021

    Делать или не делать? Обо всем по порядку / Иерей Георгий Максимов / куда делось прош...

    379
  • 06.07.2021

    Введение в деструктологию / Роман Cилантьев / Курс лекций по деструктологии / Фонд ...

    24
  • 06.07.2021

    Деструктивные религиозные секты / Роман Cилантьев / Курс лекций по деструктологии / Ф...

    19
  • 06.07.2021

    Психокульты и нерелигиозные секты / Роман Cилантьев / Курс лекций по деструктологии /...

    22
  • 06.07.2021

    Вербовка и удержание членов деструктивных организаций / Роман Cилантьев / Курс лекций...

    26
  • 06.07.2021

    Магические услуги / Роман Cилантьев / Курс лекций по деструктологии / Фонд Взаимодейс...

    26
  • 06.07.2021

    Суицидальные образования и деструктивные субкультуры / Роман Cилантьев / Курс лекций ...

    27
  • 06.07.2021

    Медицинские аспекты деятельности деструктивных образований / Галина Хизриева / Курс л...

    27
  • 06.07.2021

    Экономические аспекты деятельности деструктивных религиозных организаций / Анна Корол...

    29
  • 06.07.2021

    Майдановедение / Ольга Стрекалова / Курс лекций по деструктологии / Фонд Взаимодейств...

    29
  • 06.07.2021

    Секты «живых людей» и «свидетелей СССР» (некрокоммунистов) / Ольга Стрекалова / Курс ...

    29
  • 06.07.2021

    Классификация экстремистских и террористических организаций / Ольга Стрекалова / Курс...

    33

все новости